От корпоративной диктатуры к гибридному режиму менеджмента

В начале 1970-х в мире было около 40 демократий. Огромное большинство стран были недемократическими, представляли собой другие режимы — монархии, теократии, олигархии и прочие. Сегодня демократий в мире более 170-ти. Подавляющее большинство стран мира сегодня утверждают, что они демократические. Почему такой взрыв демократичности?

 

Известный российский политолог Екатерина Шульман в одной из своих публичных лекций подчеркнула, что основной вопрос политической науки сегодня — это вопрос о том, почему автократические режимы притворяются демократиями. По всему земному шару самодержцы, диктаторы и тираны всех мастей изо всех сил делают вид, что правят народноизбранным путем.

 

Зачем они это делают? Кого они пытаются обмануть? Ведь вроде бы ни у кого нет никаких иллюзий по поводу истинной природы этих режимов?

 

Ответ состоит в том, что придание политическому режиму даже поверхностных признаков демократии — контролируемых выборов, карманного парламента, показной конституции — уже резко повышает выживаемость режима. Условно говоря, если ты откровенный автократ-волюнтарист, если ты открыто терроризируешь подданных — в тебя будут стрелять из-за угла, так сказать, каждую неделю. Ты слишком беззастенчиво наступаешь на мозоль людям. Но если ты хотя бы некоторые формы демократического участия соблюдаешь даже в порядке шоу — и всем ясно, что это лишь шоу — то это все равно сразу же значительно снижает объем и количество революционных поползновений на твой режим. Желание свергнуть твою власть теряет эмоциональную остроту.

 

В политологии подобные «притворяющиеся» политические устройства называются «гибридными режимами». Это режимы которые «творчески комбинируют» в своей структуре характеристики различных политических систем. Наряду с элементами демократичности — выборами, многопартийностью, конституционностью — подобный режим практикует авторитарное или олигархическое принятие решений — цензуру, коррупцию, зависимость судебной системы от исполнительной ветви власти, неподотчетность президента парламенту и т. п. Гибридный режим обеспечивает несменяемость власти относительно низким уровнем насилия и подавления. Это «экономически выгодный» способ самовластного управления страной.

 

Возможно моя следующая аналогия покажется кому-то совершенно антинаучной и натянутой, но я все равно ее произнесу, потому что, несмотря на спорность, мне кажется, в ней есть доброе зерно истины.

 

Подготовка и проведение в компании стратегической сессии — т. е. дирижируемого разговора о стратегии — является тем самым демократическим элементом корпоративной системы управления, который резко повышает выживаемость «управленческого режима». Управлять компанией средневековыми методами, диктатом воли сверху — слишком затратно и рискованно. Диктатура рождает слишком откровенное сопротивление. Адаптация даже минимальных признаков демократического принятия решений — в частности, коллегиальной стратегической сессии как формы разработки стратегии — кратно увеличивает жизнеспособность формируемых стратегий, принимаемых решений.

 

Корпоративные автократы, деспоты и тираны всех мастей, обратите внимание! Подготовка и проведение стратегической сессии переводит систему управления вашей компании в статус «гибридного режима» — со всеми вытекающими преимуществами. Революции превращаются и преобразуются в эволюцию.

 

Гибридный двигатель лучше бензинового, который и так скоро запретят.

 

И не следует думать, что я здесь проповедую притворство и лицемерие, и не более. Дело в том, что маскулинизм, несмотря на ее искусственность, не так просто снять. «Маска прирастает к лицу». Есть все шансы на то, что декорации, установленные изначально не вполне искренне, «для виду» — постепенно станут неотъемлемой частью корпоративной жизни, незыблемым фоном для принимаемых решений и фундаментом для будущего.

 

Вполне возможно, что ведущий себя искусственно, понарошку — есть вовсе не лжец и не лицемер, но созидатель.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
343
Войти
в библиотеку компании