Повышение производительности как осевая стратегическая идея

Стратегическая сессия есть серьезный разговор о возможностях развития компании. Этот разговор охватывает весь периметр возможностей компании, начиная от таких альтернативных возможностей как экспансия на новые рынки и создание новых видов продукции — заканчивая такими стратегическими возможностями как аутсорсинг, вертикальная интеграция и внедрение бережливых операций.

 

Несмотря на все видимое разнообразие стратегических альтернатив, обсуждаемых и рассматриваемых на стратегических сессиях, мы заметили, что все эти идеи так или иначе крутятся вокруг одной фундаментальной повышения производительности.

 

Производительность традиционно рассчитывается как объем конечной произведенной продукции по отношению к количеству единиц вкладываемого в производство этой продукции фактора производства. Чаще всего этим фактором, т. е. знаменателем показателя производительности, выступает труд — в количестве штатных единиц, либо в количестве рабочих часов.

 

Почему мы говорим о том, что все стратегические идеи сводятся к повышению производительности?

 

Сущность стратегии — это достижение масштабных целей малыми усилиями/инвестициями. («Пиррова победа», при которой масштабные цели достигаются большими ресурсными тратами, свидетельствует о плохой стратегии.) Примерно в этом же состоит и основная идея производительности: создание большой ценности малым вложением факторов производства.

 

Эмпирически перебирая альтернативные стратегии, которые рассматривают наши клиенты на стратегических сессиях, мы видим, что повышение производительности явным образом «зашито», либо подразумевается в любой сильной стратегической альтернативе.

 

Например, такая стратегия как автоматизация целиком и полностью направлена на повышение эффективности протекающих рабочих процессов и операций в единицу времени. Автоматизация в буквальном смысле устраняет труд, экономит данный фактор производства, а значит повышает производительность.

 

Или такая стратегическая альтернатива как поиск более маржинальных сегментов. Данная стратегия напрямую приводит к повышению производительности, т. к. «более маржинальный» означает «требующий меньше труда».

 

Стратегии, связанные с покупкой компаний, в конечном итоге выливаются в повышение производительности — за счет объединения организационных структур и устранения дублирующих функций.

 

А о стратегиях, связанных с обучением и развитием персонала, или с оптимизацией бизнес-процессов, наращиванием их зрелости и бережливости, вообще и упоминать не следует, ибо производительность труда в самом непосредственном смысле является для них прямым целевым ориентиром.

 

Что касается усилий по развитию системы управления, то построение корпоративных структур и систем управления ориентировано на создание «фабрики», или «конвейера» по принятию решений. Если присмотреться, то во всех проектах развития корпоративной структуры в конечном итоге ориентиром выступает качество, скорость и стоимость принятия решений. А ведь эти критерии в совокупности представляют собой не что иное как показатель производительности.

 

А если мы поднимаемся с уровня компании на уровень экономики в целом, на уровень общества в целом, то там вообще производительность является не просто важнейшим показателем эффективности, но мерой общественного прогресса и благосостояния. Почему одни страны богаты, а другие бедны? Потому что у первых высокая производительность, а у вторых низкая, отвечают экономисты. Многократный экономический рост, произошедший в течение двадцатого века в развитых странах экономисты объясняют победным шествием «системы Тейлора», неуклонным ростом производительности от года к году — который кумулятивно, по прошествии десятилетий вылился в принципиально иной уровень производства благ на душу населения.

 

Несмотря на вышесказанное, несмотря на то, что повышение производительности является фундаментальной «истиной» любой стратегии, это вовсе не такой объективный показатель, как могло бы показаться.

 

Например, у одной компании, если рассматривать показатель ее производительности во времени, была видна почти ровная горизонтальная линия без особых взлетов и падений. Вроде бы, все нормально, звезд с неба не хватаем, но и в тартарары не катимся, привычно заключал менеджмент. Но возник вопрос — а что если учесть инфляцию? Линия сразу стала ниспадающей! Оказывается, фундаментальная производительность труда в данной компании не только не растет, но снижается. А вслед за этим возник следующий вопрос — а что если учесть девальвацию валюты, которая произошла в России в конце 2014 года? График производительности вдруг из пологой линии превратился в крутой обрыв: показал резко проседание вниз в этот период времени.

 

Тем не менее, учитывая данные оговорки, мы все же крайне рекомендуем, когда вы будете заниматься стратегией своей компании, обязательно обратить внимание на показатель производительности труда. Хотя бы примерно, экспертно, на основании общих прикидок, сопоставьте себя и своих основных конкурентов по данному показателю. А также обратите внимание на то, как соотносится ваш уровень производительности с лучшими компаниями в вашей отрасли — см. отчет по итогам всероссийской премии «Производительность труда: лидеры промышленности России» на сайте http://www.up- pro.ru/specprojects/lidery/

 

Самое главное — создавая альтернативные стратегии развития вашей компании, готовясь их обсуждать на стратегической сессии — прикиньте влияние соответствующих стратегий на показатель производительности. Отразится ли проектируемое внешнее улучшение на данной фундаментальной реальности вашего бизнеса — определяющей его эффективность, конкурентоспособность и прибыльность?

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
170
Войти
в библиотеку компании