Равнодушие к результату как генеральная компетенция высокоэффективного человека

«Вы имеете власть над своим разумом — но не над внешними событиями. Уразумев это, вы обретете силу».

 

Марк Аврелий

 

Со всех сторон в современном информационном потоке мы слышим проповедь о целеустремленности. Успешный человек, говорят нам гуру, железной поступью движется к поставленной цели, преодолевая препятствия. Он ориентирован на «результат», а не на «процесс».

 

Хочу поделиться собственным наблюдением по данному вопросу.

 

Недавно на одном из проектов по подготовке и проведению стратегической сессии столкнулись с очень интересной ситуацией. Клиент попросил особое внимание уделить взаимодействию с одним сверхрезультативным продавцом в отделе продаж. У этого продавца-«звезды» оборот на 600–700% превышает «среднекрейсерский» оборот ее коллег по отделу продаж. Никто не может понять, как она это делает. В личном разговоре звезда призналась, что «получает наслаждение от ответов нет со стороны клиента». Когда клиент говорит «нет», ее это еще больше заводит.

 

Что если высокопроизводительный человек высокопроизводителен не потому, что как-то по-особенному целеустремлен, но потому, что он получает «кайф» от процесса работы? Что если секрет его успеха состоит в такой структуре мотивации, в которой ровно наоборот, вопреки канонам — «процесс» преобладает над «результатом»?

 

Еще одна история из жизни. Коллега по цеху, признанный профессионал своего дела, как-то поделился, что у него нет различия между работой и отдыхом. Что он так любит свою работу, что она и является для него лучшим отдыхом: он может поотдыхать, как это люди делают обычно, от силы один день, но уже на второй день принимается за свое любимое дело — работу. (Посетовал, что не может в связи с этим найти общий язык со своими коллегами, которые тоже большие профессионалы своего дела, но которые живут по принципу «хорошо поработал, хорошо отдохнул» / work hard, play hard.) Вот вам еще один пример человека, «ловящего кайф» от самого процесса работы, находится в «потоке».

 

Известна теория, говорящая о том, что для того, чтобы достичь высшего уровня успеха во многих видах деятельности, нужно «налетать 10 000 часов». Чтобы стать высококлассным хирургом, нужно провести в операционной 10 000 часов; чтобы стать выдающимся музыкантом, нужно провести за музыкальным инструментом 10 000 часов. Высокие результаты не даются легко, они даются только при условии приверженности.

 

Что же именно заставит человека вложить 10 000 часов? Какова должна быть его мотивация, чтобы это произошло? Что если подобный подвиг очень сложно сделать «усилием воли», «ориентацией на цель»? Что если данную многотысячечасовую инвестицию жизни в тренировку конкретного набора навыков способен совершить только человек, который извлекает психологическое вознаграждение от самого процесса работы как такового?

 

И что если целеустремленность, «ориентированность на результат», «сила воли» лишь мешают людям «найти себя», обрести «состояние потока», сделать данную жизненную инвестицию и достичь успеха? Что если ориентированный на результат не способен выдержать того объема неудач, отказов, плохих показателей, который нужно испить, чтобы к этому результату придти? Что если ориентация на результат оказывает человеку медвежью услугу — заставляя его понуро идти к цели, вместо «внутреннего полета»?

 

Человек, ориентированный на результат, бесконечно беспокоится об этом результате и о всем, что на это результат может повлиять («зона беспокойства» по Стивену Кови). Вместо того, чтобы сфокусироваться на том единственном, что он действительно контролирует — на своих действиях («зона контроля» по Стивену Кови). Что если секрет успеха принадлежит «равнодушным к результату», к тем, у кого есть свой автономный критерий оценки своей деятельности, неподвластный «погоде», т. е. внешним обстоятельствам?

 

«Сила в безразличии», — сказал специалист по переговорам Владимир Тарасов. Что если это относится не только к переговорам с людьми, но и к «переговорам с высшей действительностью», к человеческой жизни и деятельности как таковой?

 

Что если древние стоики и древние китайские мыслители с их идеалом невозмутимого спокойствия перед лицом внешнего мира были правы и продолжают быть правы?

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
332
Войти
в библиотеку компании