Стратегические сессии как инструмент социально-экономического развития: кейс Новгородской области

Большинство регионов разрабатывают и реализуют стратегии собственного социально-экономического развития. Многие при этом опираются на такой метод формирования стратегии как стратегическая сессия. Однако не всегда регионы используют потенциал этого метода полностью.

 

Новгородская область этой весной провела десятки стратегических сессий — систематически покрыв ими область район за районом — с предпринимателями, социальными работниками, с людьми, проявляющими наибольшую социальную активность. Были получены взгляды людей на развитие своих районов, на ограничения, на то, какие действия они могут выполнить сами, чтобы район развивался, а в каких им потребуется поддержка муниципальных и региональных властей.

 

Губернатор области подчеркнул, что подобный подход к формированию стратегии обеспечивает эффективность, реалистичность стратегии, ее «укорененность» в мнениях жителей области. См. репортаж на сайте Кремля: http://kremlin.ru/events/president/news/54329

 

По итогам данного стратегического планирования Новгородская область вышла на основные ограничения своего стратегического развития: дороги, здравоохранение, коммунальная инфраструктура. По всей видимости стратегия будет сформирована вокруг преодоления данных ограничений.

 

Получается некий «краудсорсинг» стратегии, стратегия «с открытой архитектурой». Это отлично, это очень демократично. Ориентация стратегии на нахождение и устранение ключевых ограничений соответствует лучшей мировой практике стратегического планирования — см., например, как это описано у Ричарда Румельта («Хорошая стратегия, плохая стратегия», М., 2014).

 

У подобного подхода к формированию стратегии региона есть бесспорные достоинства. Среди них:

  1. Плюрализм мнений, на которые опирается стратегия, учет большого количества точек зрения. Это делает стратегию более информированной, более информационно насыщенной и, в конечном счете, более верной.
  2. Вовлечение жителей, их большая мотивация и поддержка. Участие людей в принятии решений резко повышает их мотивацию на их реализацию, а значит и прогнозы на успех стратегии.
  3. Прагматичность стратегии. Жители, социальные активисты, предприниматели предлагают вовсе не победу коммунизма во всемирном масштабе, но конкретные, с относительной легкостью претворяемые в жизнь действия, направленные на повышение привлекательности, дружелюбности общественной среды для их деятельности.

 

Вместе с тем, у подхода к стратегическому планированию, в том виде, в каком он реализуется в Новгородской области, есть и ряд ограничений. Проведение стратегических сессий просто «из общих соображений», методом «мозгового штурма» с жителями, свободной дискуссии общественников — чревато «ловушками мышления», неблагоприятной групповой динамикой. В частности можно выделить следующие минусы:

 

Поиск ограничений, а не поиск возможностей

 

Основным итогом новгородских стратегических сессий стало понимание ограничений развития районов и области в целом. Возможностям же развития, по всей видимости, было уделено гораздо меньше внимания. Поиск ограничений — это традиционное вертикальное мышление, цель которого — повысить эффективность «копания той ямы, которую мы уже копаем». Поиск возможностей, с другой стороны, есть мышление «латеральное», или мышление, цель которого, по меткому выражению Эдварда де Боно — «выкопать яму совсем в другом месте».

 

В этом смысле, проведение стратегических сессий по поиску ограничений заранее задает «потолок» стратегии, снижает вероятность появления сильных творческих стратегических ходов, направленных на инновации и диверсификацию.

 

Еще одна особенность мышления, направленного на ограничения, а не на возможности — это уход от ответственности. Ограничения, как правило, это зона ответственности других; поиск ограничений — форма предъявления претензий другим. Возможности, с другой стороны, никому не принадлежат. Возможности всецело во власти тех, кто их видит. Стратегическое мышление, направленное на возможности, а не на ограничения, не только более свободно, но и более ответственно, более действие-ориентированно.

 

Интуитивное принятие решений, а не анализ

 

Действительно сильные стратегические решения не могут приниматься спонтанно: они должны готовиться, обосновываться, защищаться. По ним должна собираться и анализироваться информация. Как сказал профессор Александр Николаевич Сазанович, руководитель программы MBA «Стратегический менеджмент» бизнес-университета МИРБИС и председатель совета директоров российской консалтинговой группы «Стратегии устойчивого развития», «стратегии не пишутся: они ищутся, исследуются и подбираются».

 

Стратегия есть слишком ответственное дело, чтобы строить ее всецело на основе спонтанных догадок и импровизированных речевых проявлений участников стратегического планирования. Стратегические идеи требуют глубокого анализа и обоснования. Именно этот момент — исследовательский — зачастую полностью отсутствует на стратегических сессиях и, в частности, по всей видимости он был минимален и на стратегических сессиях, проведенных в Новгородской области.

 

«Бытовуха»

 

Третьим основным недостатком стратегических сессий–«мозговых штурмов» является поверхностность, фокус на очевидных, «мозолящих глаза» проблемах. Разве такие ограничения как дороги, здравоохранение и коммунальная инфраструктура — о понимании которых как о главном итоге стратегического планирования в форме стратегических сессий отчитался новгородский губернатор перед президентом — разве эти ограничения не были известны и прежде? (При этом мы нисколько не умаляем значимости и важности этих ограничений, но лишь указываем на их очевидность.)

 

В определенной степени это проблема демократических форм принятия решений в целом — некоторый популизм, приземленность, простота проблем и решений. Но помимо данного общего феномена, в случае с проведением стратегических сессий простыми методами фасилитации без подготовки проявляется и тренд на упрощение и «уплощение» собственно стратегии, на погружение ее в «бытовуху». В стратегии, ориентированной на лобовое решение очевидных проблем, нет «хитрости», нет «стратегичности».

 

***

 

Стратегическая сессия — это не фокус-группа, и не мозговой штурм, и не заседание парламента, и не беседа в свободной форме. Стратегическая сессия есть не поиск консенсуса, и не институт «группового мышления». Стратегическая сессия есть режиссируемый, управляемый конфликт по поводу возможностей развития, разрешаемый с помощью процессуальных приемов обеспечения обоснованности и непредвзятости обсуждения, осуществляемый на высоком интеллектуальном и аналитическом уровне. Стратегическая сессия есть не просто сбор различных точек зрения, это синтез нового знания, рождение на свет высокоэффективных решений, которые с высокой вероятностью и при относительно невысоких вложениях принесут большую отдачу компании, региону, отрасли, стране.

 

Для того, чтобы избежать вышеописанных проблем, обеспечить серьезный эффект от стратегических сессий по выработке стратегии социально-экономического развития вашего региона, мы настоятельно рекомендуем подойти к подготовке и проведению стратегических сессий максимально технологично. Ключевыми несущими элементами данной технологичности (которая детально описана нами в других статьях и материалах): являются возможностная ориентация, поиск неординарных («хитрых») стратегических решений и — самое важное — глубокая аналитическая подготовка представляемых на стратегической сессии альтернатив развития. Не жалейте времени и управленческих усилий на правильную подготовку и проведение стратегических сессий. «Тяжело в учении, легко в бою», — изрек генералиссимус Александр Васильевич Суворов. Тяжело на стратегической сессии, легко в достижении социально-экономических результатов, говорим мы.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
161
Войти
в библиотеку компании