Что общего у владельца кафе, проститутки, магната, рыбака и налогового инспектора?

Один из читателей нашего блога пару дней назад прислал одну замечательную предпринимательскую историю, а также литературную аллюзию, навеянную этой историей.

 

Слова нашего читателя:

 

Я хочу Вам рассказать о одном случае, который произошел с подругой жены. Она является соучредителем маленького кафе-кондитерской, расположенной в одном из торговых центров города. Летом прошлого года в этом кафе на приготовлении бизнес-ланча работал повар. Шел обычный процесс, приходили посетители, официанты приносили заказы, повар готовил блюда. В какой-то момент повар положил на стол нож, снял фартук и вышел из кухни. Кафе маленькое и там работал только один человек. Подруге моей жены пришлось в этот день работать поваром. Не оставлять посетителей без обеда. Совмещала обязанности  повара и директора эта женщина целый месяц. Днем готовила блюда, заказывала продукты, руководила официантами, а по вечерам искала повара. Слава Богу нашла, и этот эпизод закончился.

 

Когда этот случай мне рассказала жена, сразу вспомнился эпизод с владелицей борделя из романа Куприна «Яма». В публичном доме была популярная проститутка Женька. Однажды к ней пришел посетитель — офицер. Проститутка Женька была занята. Офицер огорченный отказом, начал ломать и крушить все, что попадалось под руку. Мадам предложила себя. А что делать.

 

Предприниматель в малом бизнесе зачастую похож на мадам.

 

Какие мысли и чувства вызывают у вас описанные эпизоды, коллеги?

 

Мой дедушка делил всех людей на созидателей, исполнителей и разрушителей. Созидатели создают ценности, исполнители их сохраняют и поддерживают, разрушители ниспровергают. Я не уверен до конца, созидатель я или разрушитель, но я с предельной ясностью про себя осознаю, что я точно не исполнитель. Предположив в связи с этим, оптимистически, что я все-таки скорее созидатель, нежели разрушитель, хочу выразить свою эмоцию как созидатель.

 

Как созидатель, я не боюсь грязи, пыли, ссадин, лиха, пролитого пота; более того, я их ожидаю. Я знаю заранее, что самая грязная работа (работа с неопределенностью) всегда достанется именно мне, созидателю. Исполнитель же спокойно умоет руки, снимет фартук и уйдет в чистоту, в определенность. Да и, кстати, я за легализацию проституции: эти люди зарабатывают, создавая ценность для других, а не воруют и не сидят на готовых ресурсах, как вся остальная Россия. Давайте разрешим добровольные капиталистические акты между взрослыми людьми. Поступок женщины из рассказа, равно как и из кафе из жизни, мне кажется достойным, честным, свободным и ответственным.

 

Или, если не так, то в чем конкретно состоит нравственный изъян этого поступка?

 

В связи со всем этим приходит на ум известная фраза горнодобывающего магната Франциско д’Анкония, обращенная к своей подруге детства Дагни Таггерт из романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»:

 

Дагни, в жизни нет ничего, что обладало бы хоть какой-нибудь значимостью — кроме того, насколько хорошо ты делаешь свою работу. Ничего. Только это. Все остальное, что ты из себя представляешь, происходит из этого. Такова единственная мера человеческой ценности. Все эти этические кодексы, которые пытаются затолкать нам в глотку, имеют не больше цены, чем бумажные деньги, с помощью которых жулье пытается лишить людей их добродетелей. Кодекс компетентности является единственной моральной системой, которая привязана к золотому стандарту. Когда ты вырастешь, ты поймешь, что я имею в виду.

 

Я долго думал над этой фразой, что же она означает. Ведь она коробит. Ведь кажется, что, дескать, есть в жизни некие «подлинные ценности» — добро, красота и т. п. — а работа — это так, второстепенно, «добывание еды». Наконец, я понял, что же она означает. Она означает, что в жизни человека нет ничего важнее того, что он сам делает своими руками. Все остальное вторично, все остальное лишь «фон», «декорации». Эта фраза означает личную свободу и личное достоинство. Подлинной ценностью является не что-то внешнее по отношению к тебе, не манна небесная, не величие тоталитарного общества, но то, что конкретно ты делаешь своими руками. Слова Франциско д’Анкония, обращенные к Дагни Таггерт, воплощают «протестантскую этику и дух капитализма», предпринимательское кредо, миссию созидателя.

 

Иисус из Назарета дружил вовсе не с властителями мира сего, а с проститутками, с рыбаками и с налоговыми инспекторами. Боюсь, что, возможно, он так же отнесся бы благосклонно и к владельцам кафе-кондитерских.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
414
Войти
в библиотеку компании