Все будет хорошо!

Иногда кажется, что в вечном споре оптимиста и пессимиста побеждает пессимист — но это ложное ощущение.

 

Многие возмущенно реагируют на те события и происшествия, которые имеют место в человеческом обществе, отчаянно размахивают руками, сокрушаются, горюют. Происходящее зачастую кажется каким-то беспрецедентно, чуть-ли не библейски ужасным. Изменяется климат, исчезают биологические виды, радикализируется политика, крепнет авторитаризм, сажают за лайки и репосты, не растет экономика, увеличивается неравенство, повышается пенсионный возраст. Да еще и коронавирус терроризирует человечество. Полная беспросветица и безнадега.

 

Один клиент попросил нас проработать на стратегической сессии для его компании три сценария: первый — «будет хуже»; второй — «будет гораздо хуже»; третий — «будет совсем плохо».

 

Многим кажется, что мы живем в «последние времена», что именно сегодня и сейчас звезды сошлись крайне нехорошим, экзистенциально-тревожным, апокалиптическим образом.

 

Но я хочу в сторону так считающих поставить вопрос следующим образом: а когда было хорошо?

 

Человеческая история преисполнена несправедливости. Человеческая история преисполнена рабством, войнами, братоубийством, угнетением женщин и детей, истреблением народов, голодом, холодом, болезнями, бедностью, жестокостью, жесткой социальной структурой и отсутствием образования и перспектив.

 

Те, кто видят лишь беспроглядный ужас кругом, исподволь имеют в виду, что когда-то в прошлом было некое образцовое, «нормальное» время, вписывающееся в рамки здравого человеческого смысла, и что вот именно сейчас мы почему-то далеко вышли за рамки этого здравого смысла. Но я хочу спросить — а когда же конкретно имело место это царство истины, справедливости и чистой совести, когда именно наш «град земной» хотя бы отдаленно напоминал «град божий»?

 

Может быть, это поколение наших родителей, которые сполна хлебнули перестроечной и постперестроечной неурядицы? Может быть, это поколение наших бабушек и дедушек, полной ложкой испивших войны и послевоенной разрухи? Может быть, это поколение прабабушек и прадедушек, раскулаченных и репрессированных, отдававших жизнь за царя в окопах Первой мировой? А в ужасы и несправедливости более ранних феодально-крепостных времен я даже и вдаваться не хочу.

 

Страшная правда жизни состоит в том, что человеку никогда не было хорошо.

 

И уж совершенно бесполезно искать некий экзистенциальный, этический идеал за пределами общества, в природе. Дарвин был поражен объемом страданий в природе. Его теория появилась как его личная «теория, объясняющая зло», как попытка обосновать эту бесконечную матрицу, океан горя и смерти, непрекращающееся поедание друг друга, с которым он столкнулся в лоне природы.

 

Каков же вывод из всего этого? Мой вывод — оптимистичный. Мы с вами живем вовсе не в такое уж нехорошее время. Если посмотреть на вещи объективно, как это сделал американец Стивен Пинкер в своих нашумевших книгах, то абсолютно по всем показателям, начиная с экономических, заканчивая гуманностью войн, смертоносностью болезней, статистикой насилия и даже, о боги, в некотором смысле и состоянием экологии, человечество стабильно развивается и улучшается на протяжении лет, десятилетий и столетий. Честно говоря, мы с вами живем в беспрецедентно хорошее для человечества время. Никогда еще у человечества не было столько материального изобилия, здоровья, знаний, развлечений, свободного времени, счастья и хорошего настроения, свободы, способности выразить свое мнение и повлиять на происходящее, безопасности, уверенности в завтрашнем дне, как сегодня. И с каждым днем, каждым годом, каждым десятилетием всех этих благ — несмотря на отдельные отстающие зоны вроде авторитарных России или Китая — у нас, у людей становится все больше. И как раз вот эту самую главную и значимую новость вы не прочитаете ни в одном газетном заголовке, подчеркивает мыслитель-оптимист, хотя она самая сенсационная.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
103
Войти
в библиотеку компании