Выработка стратегии методом реверсивного инжиниринга

Один из лучших способов снизить накал стратегических разногласий в команде — это задать участникам процесса «вопрос Роджера Мартина». Оказывается, эффективно принятое решение есть не истошное реагирование на окружающую реальность, но дитя идеального мысленного эксперимента.

 

Один из особенно мощных и внутренне целостных подходов к выработке стратегии компании — это предложенный Аланом Лафли и Роджером Мартином метод под названием «Игра на победу», который они опубликовали в одноименной книге («Манн, Иванов и Фербер», 2014).

 

Лафли А., Мартин Р. 2014. Игра на победу: как стратегия работает на самом деле. М.: Манн, Иванов и Фербер.

Лафли А., Мартин Р. 2014. Игра на победу: как стратегия работает на самом деле. М.: Манн, Иванов и Фербер.

 

Специфика данного подхода в том, что он берет в качестве своей исходной точки конкретный вызов, конкретную ситуацию стратегического выбора, или дилемму, с которой имеет дело компания. Исходя из этой исходной дилеммы формулируются варианты действий и возможности, открытые перед компанией. Далее, посредством формулирования «требований к состоянию среды», которые предъявляет каждая из стратегических возможностей — и затем реальной проверки, или тестирования среды на соответствие этим требованиям — из выделенных вариантов методом устранения осуществляется выбор стратегии.

 

Таким образом, Лафли и Мартин предлагают нам не оценивать каждую из стратегических альтернатив, открытых для компании, но поставить следующий мысленный эксперимент — «Что если представить, что мы выбрали данную альтернативу в качестве наилучшей для нас? Как в этом случае выглядит внешняя и внутренняя среда?». Не спорить с пеной у рта о том, какая альтернатива лучше, а предположить, что конкретная из них лучшая для нас — и сформулировать, как могут выглядеть условия для вынесения подобного суждения. А затем проверить, соответствует ли реальная среда этому портрету идеальных условий, или нет.

 

Роджер Мартин пишет об этом переключении — от обсуждения реальности к обсуждению идеальных условий для принятия тех или иных вариантов — как о своем главном открытии в сфере бизнес-стратегии (https://hbr.org/2010/05/the-day-i-discovered-the-most.html). Подобный ход, говорит гуру, позволяет уйти от разногласий, ссор и потасовок по поводу преимуществ или недостатков тех или иных вариантов — к искреннему единению команды в проработке каждого из вариантов как «возможного наилучшего» и в формулировании условий для этого «возможного наилучшего».

 

Например мы формулируем следующее условие: «Стратегия перехода в более премиальный сегмент будет для нас наилучшим выбором при том условии, что более 80% наших клиентов согласятся на повышение цен». Вся собравшаяся на стратегическую сессию топ-команда единодушна, что уж в этих-то условиях премиальная стратегия точно будет представлять для компании наилучший выбор. И дальше задача состоит просто в том, чтобы проверить наличие этого условия в реальности (провести опрос клиентов, или поставить рыночный эксперимент).

 

Итак, подход американского стратега Роджера Мартина (Алан Лафли — его заказчик из P&G и соавтор по книге) отличают от других методик выработки стратегии следующая последовательность шагов:

  1. 1) ориентация на стратегическую дилемму;
  1. 2) проработка возможностей «сверху вниз»;
  1. 3) предъявление требований к идеальному состоянию среды для каждой из возможностей;
  1. 4) проверка среды на соответствие требованиям, устранение вариантов и осуществление выбора.

 

Свой удивительный подход к разработке стратегии американский гуру называет «реверсивным инжинирингом», «обратным инжинирингом». Обсуждение преимуществ и недостатков различных вариантов действий автор заменил детальной характеристикой условий, при которых тот или иной вариант действий будет единодушно принят в качестве наилучшего.

 

Данный подход похож на нашу собственную практику в РКГ «Стратегии устойчивого развития» в том, что он тоже базируется на проработке возможностей. Однако мы в своей практике прорабатываем возможности «снизу вверх», а не исходя из базовой стратегической дилеммы или проблемы. И выбираем исходную стратегию с помощью классического рыночно-управленческого исследования и обсуждения — осуществляемого с использованием ряда наших собственных технических ноу-хау — а не методом идеализации и обратного инжиниринга, как это делает Роджер Мартин.

 

В целом, стоит подчеркнуть, что метод идеализации есть отнюдь не «религия», не «романтика» и не «поэзия», но имеет широчайшее применение, например, в науке. Наука идеализирует объекты своего познания для того, чтобы их лучше понимать. Идеального газа не существует в природе, но благодаря тому, что мы оперируем понятием идеального газа, мы лучше понимаем термодинамику реальных газов. Математических точек не существует в природе, но благодаря задействованию этого идеального объекта мы лучше понимаем геометрию реального пространства. Точно так же и у Роджера Мартина. Идеальных условий для принятия той или иной стратегии в реальности не существует. Но благодаря тому, что мы эти условия формулируем, мы можем лучше, точнее, более информированно осуществить реальный стратегический выбор, стоящий перед нами.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
413
Войти
в библиотеку компании