В защиту фейковых новостей

Торжество истины, достигаемое силой, а не убеждением, стратегически неустойчиво и содержит в себе зерна собственного поражения.

 

Недавно из нашего социального сообщества «Директор по развитию» демонстративно ушел человек, недовольный некоторыми мнениями, громогласно прозвучавшими с трибун сообщества. Этот человек был уязвлен в лучших чувствах, и «восстановил справедливость» тем способом, который показался ему уместным. Безусловно, этот человек в своем праве.

 

Хочу здесь сразу отметить, что лишь одна из степеней нашей, человеческой свободы называется «выход». Еще одна, не менее важная степень нашей свободы называется «голос». Не прерывать коммуникацию, не «хлопать дверью», но продолжать взаимодействовать, спорить, опровергать оппонента, обосновывать свою точку зрения на вещи.

 

Не так давно в России приняли закон против фейковых (фальшивых) новостей. По всей видимости, теперь в России нельзя публично лгать, теперь в России не подлежат широкому вещанию ложные, превратные точки зрения. Как относиться к данной моральной инновации, заботливо введенной в действие нашими депутатами? Конечно же, запрет фейк-ньюз есть безусловное благо, скажет любой здравомыслящий человек. Разве можно обоснованно желать, чтобы клевета и дезинформация звучали в эфире?

 

Оказывается, все вовсе не так однозначно. Заглушать звучащие голоса — истинные они или ложные — контрпродуктивно, пишет классик Джон Стюарт Милль. Если заглушаемое мнение правильно, то, запрещая его, мы напрямую препятствуем торжеству истины. Если же заглушаемое мнение неправильно, то мы отнимаем у людей не меньшее благо — возможность «ясного уразумения истины и глубокого в ней убеждения», каковая проистекает от столкновения истины с заблуждением.

 

Обеспечивая торжество истины с помощью искусственного зачищения пространства от ложных мнений, мы совершаем преступление против истины, потому что мы «подкашиваем» саму среду, саму предпосылку рождения истины — качество дискуссии. В обществе, в котором запрещено звучание ложных мнений, ослабевает самостоятельное суждение человека, ослабляется его «иммунитет» перед заблуждением, снижается критичность мышления, человек начинает зависеть от того, что государство прежде него разберется и отсеет для него зерна от плевел и положит ему «в ротик» готовенькое. Но откуда эта магическая способность во всем заранее разобраться у государства? Разве государство само не состоит из людей?

 

Общество, в котором изначально запрещено звучание неверных мнений, «отменяет» свою способность совершать ошибки. Но ведь без совершения ошибок невозможны эксперименты, невозможно открытие, невозможно развитие. Пространство, в котором изначально запрещено звучание неверных мнений, оскорбляет достоинство человека — оно лишь превращает его в доблестного исполнителя без него установленной и за него заранее согласованной истины.

 

Запрет фейковых новостей и мнений интеллектуально и духовно обедняет нас и умаляет наши перспективы. Нам всем следует набраться терпимости друг к другу, не «оскорбляться в чувствах», но слушать и слышать неугодные нам голоса, и открыто взаимодействовать с ними, а не глушить их силой государственного закона и громким звуком хлопающей двери. Истина и качество нашей жизни — как на уровне общества в целом, так и на уровне каждого из нас в отдельности — критически зависит от этого многоглосия, от этого богатого выбора и столкновения различных точек зрения, от разговора. Точность наших стратегий, прибыль наших предприятий, рост нашей экономики — ключевым образом зависят от широты «меню» представленных альтернативных возможностей и открытого их обсуждения.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
179
Войти
в библиотеку компании