В каком жанре вы управляете людьми?

Есть разные подходы к менеджменту и стили управления. Есть различные передовые человеческие технологии. Но, как это ни странно, из всех стилей и жанров менеджмента, из всех наук и лучших практик, самым отчаянно-прогрессивным жанром, самой киллерской технологией является разговор вокруг костра.

 

В менеджменте, в бизнес-школе много говорится о стилях управления или лидерства — о демократическом и авторитарном, о коллегиальном, совещательном и партисипативном, о жестком и мягком, о репрессивном и либеральном, об «ориентированном на задачу» и «ориентированном на человека» и т. п. Об этом же часто застенчиво говорят и обсуждают в своих кабинетах прожженные руководители-практики. Руководители тратят время на тренингах и коучингах, пытаясь диагностировать и корректировать свой стиль менеджмента.

 

Но оказывается у управления есть не только стиль, но и жанр. В литературе и театре есть такие жанры как трагедия, комедия, драма и т. п. В изобразительном искусстве есть портрет, пейзаж, натюрморт и т. д. В музыке есть джаз, есть рок-н-ролл и т. д.

 

Мы обнаружили, что по-настоящему эффективное стратегическое управление опирается вовсе не на литературные, вовсе не на письменные управленческие жанры — но на устное народное творчество.

 

«В начале было Слово», — утверждается в древней книге. Но обратите внимание, что, по всей видимости, Слово было устным. Саму фразу о том, что в начале было Слово, сделали письменной, вписали в книгу много позже.

 

Письменность считается фундаментом цивилизации. Письменность фиксирует, «скрепляет» жизнь и деятельность больших групп людей. Она позволяет мыслям, технологиям, законам и стандартам проникать в неизменном виде на огромные расстояния в пространстве и во времени. Письменность позволяет эффективно и унифицированно управлять империями. Но недостаток письменности состоит в том, что она недоучитывает локальную специфику, те возможности и те ограничения, что есть «здесь и сейчас». Письменность обладает огромной силой (что написано пером, то не вырубишь и топором), но при этом письменность часто оказывается совершенно слепа и неуклюжа по отношению к конкретике и своеобразию людей, ситуаций, моментов, чувств и догадок.

 

Письменность — это традиционная управленческая реальность, это форма существования традиционных организационных структур — с уставами, планами, служебными записками и отчетами. Но формой существования альтернативных инновационных структур, формой осуществления «зыбких», незафиксированных, «жидких», сетевых взаимосвязей — является устное народное творчество. Наступившее постиндустриальное общество — это сетевое, это постписьменное, это устное общество. Постиндустриальное общество — это общество всеобщего «щебета», или «твиттера». Это не общество книги, это общество разговора.

 

Как вы думаете, какая из современных технологий является самой-самой современной и передовой? Cамой высокой и самой передовой технологией, технологией самого переднего края развития (bleeding-edge tech) является просто русский язык. Прежде чем будет сделан Большой адронный коллайдер, он должен вначале появиться просто на русском языке — или на английском языке, на французском, неважно, на человеческом языке. Нет ничего выше русского языка, ибо любое человеческое достижение должно вначале быть спроектировано на этом языке. Нет, таким образом, никаких точных наук: все науки гуманитарны, ибо все науки делаются словом. И если вы хотите творить революционные инновации, вам нужно прежде всего работать с данной революционной, киллерской технологией — с русским языком.

 

Причем, с устным русским языком.

 

Слепой музыкант Гомер создал «Илиаду» полностью устно — это была песня которую он сочинил и пел, перебирая струны арфы. «Илиада» была зафиксирована на папирусе или на пергаменте лишь несколько веков спустя. Древние знали ее наизусть: погружаясь, например, в Платона или Фукидида, сталкиваешься с тем, что их герои и персонажи свободно цитируют «Илиаду» направо и налево. Знакомясь с этим произведением, чувствуешь, что оно гениально, что оно преисполнено странной экзистенциальной кинетической энергии, отсутствующей в других книгах, что оно на голову выше всех других литературных творений. Парадоксальным образом самое первое в истории литературное произведение является и самым великим, абсолютно непревзойденным.

 

А мудрец Сократ вообще принципиально был против письменности, мотивируя это тем, что книга мертва, книге нельзя задать вопрос.

 

Устное народное творчество является так же и формой бытия такой древней и фундаментальной человеческой технологии — и так недостающей нам в России — как демократия.

 

Дело далеко не просто в «сторителлинге», как было считают некоторые. Дело в равноправном разговоре участников, во взаимной беседе и обмене мнениями и устремлениями.

 

Какой из этого всего следует вывод? Переходите на «безбумажный офис», друзья. Сдвиньте свои методы и подходы к управлению от письменных жанров к устным. Меньше пишите, больше говорите. Меньше читайте, больше слушайте. И самое главное — не разрабатывайте стратегию как документ, вершите стратегию как разговор. В начале было Слово, и это Слово было произнесено на стратегической сессии.

 

Алексей Пан

 

Хотите узнать больше об инструментах стратегического развития, и о главном среди них — стратегической сессии?

Присоединяйтесь к сообществу «Директор по развитию» в фейсбуке: директорпоразвитию.рф

Присоединяйтесь к Telegram-каналу «Директор по развитию»: https://t.me/Chief_Strategy_Officer

Войти в библиотеку компании
378
Войти
в библиотеку компании