Грядущий технологический коллапс

Авария на орбите, авария при пуске, авария при ремонте. Череда последних технологических происшествий заставляет поднять вопрос: где искать пробоину?

 

В ночь на 30 августа 2018 г. в космическом корабле «Союз», пришвартованном к Международной космической станции, произошла утечка воздуха: всему виной оказалось обнаруженное просверленное отверстие в обшивке корабля. 11 октября 2018 г. произошла авария при запуске на орбиту другого космического корабля «Союз»: слава Богу, космонавты россиянин Алексей Овчинин и американец Ник Хейг спаслись. Ночью 30 октября 2018 г. при ремонте авианосца «Адмирал Кузнецов» из-за скачка напряжения и падения подъемного крана затонул плавучий ремонтный док ПД-50: пострадали несколько человек, и один человек, по всей видимости, погиб.

 

В связи с данной чередой катастроф в «Ведомостях» на прошлой неделе вышла редакционная колонка — под говорящим названием «Где искать пробоину»: https://vedomosti.ru/opinion/articles/2018/11/02/785454-proboinu

 

Редакция «Ведомостей», по всей видимости, усматривает причины произошедших аварий в отдельных допущенных ошибках. И, безусловно, это правильно. Безусловно, были совершены ошибки или недосмотры, из-за которых имели место данные несчастные происшествия. «Человеческий фактор», конечно же, стоит за всем этим.

 

Но я бы хотел привлечь ваше внимание к другому аспекту данной ситуации.

 

В романе культовой русско-американской писательницы Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» описан мир, в котором постепенно исчезают индивидуальные свободы, и воцаряется государственный капитализм. Рэнд фиксирует хронику того, как в обществе подавляются — налогами, регулированием, государственными приоритетами, бессмысленными требованиями и предписаниями — производители и созидатели (producers), а вместо этого везде добиваются успеха воры, похитители, «растаскиватели» (looters). На уровне социума и государства вознаграждаются не реальные созидательные действия, а «кабинетные искусства», искусства взаимоотношаться с кругами и «закутками» влияния — и в результате торжествует не аристократия реальных достижений, а the aristocracy of pull, «аристократия блата», «аристократия перераспределения», «аристократия влияния».

 

И как вы помните, если читали книгу, способ, которым общество погружается в государственный капитализм — это череда катастроф.

 

Айн Рэнд показывает мир, в котором не рабочий, работающий руками, а предприниматель и новатор, работающий головой, вынужден объявить забастовку. «Атлант расправил плечи» именно это и означает — «разум вышел на забастовку».

 

Один за другим из общества исходят лучшие предприниматели и ученые, везде становятся у руля политически правильные государственные личности — и в результате общество погружается в хаос, горят нефтяные вышки, рушатся мосты, взрываются поезда.

 

Где искать пробоину?, спрашивают «Ведомости». Разруха, перефразируя великого русского писателя, не в космических кораблях и плавучих доках — но в головах. Как себя ведут космические корабли и плавучие платформы в обществе, в котором «разум объявил забастовку»? Они себя ведут соответствующим образом.

 

Одна из версий распада Советского Союза состоит всего из одного слова: Чернобыль. Что происходит с обществом, в котором систематически подавляется частная инициатива, и систематически насаждаются государственные приоритеты? Оно начинает повсеместно неверно принимать решения и допускать ошибки — и в первую очередь это становится очевидно именно в технологической сфере. Моральный коллапс можно закамуфлировать, но идущий с ним параллельно технологический коллапс спрятать невозможно.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
287
Войти
в библиотеку компании