Давосский заговор мировых элит против человечества

Они никогда не признают этого публично, но главы корпораций спят и видят полную замену сотрудников искусственным интеллектом!

 

На прошлой неделе прошел очередной Всемирный экономический форум в швейцарской деревушке Давос. Главы правительств и крупнейших транснациональных корпораций обсуждали важнейшие мировые вопросы, такие как изменение климата, непрекращающиеся торговые войны между крупнейшими державами, революция в Венесуэле и т. д. Но лейтмотивом главной стратегической сессии человечества стала идущая нарастающими темпами цифровизация.

 

«Четвертая промышленная революция», анонсированная почетным основателем конференции д-ром Клаусом Швабом в том же самом Давосе три года назад, набирает обороты. Самые разнообразные отрасли народного хозяйства на всех парах внедряют искусственный интеллект и роботизацию. И многие усматривают в происходящем зловещие нотки. В субботнем выпуске «Нью-Йорк таймс» вышел репортаж, прекрасно характеризующий всю глубину страхов, которые переживают многие по поводу наступающего будущего.

 

«Они никогда не признают этого на публике, но многие из ваших начальников хотят как можно скорее заменить вас машинами», — сразу встряхивает публику первой фразой обозреватель Кевин Руус. Согласно его наблюдениям, прилюдно представители мировой экономической элиты «сыплют пепел на голову» и много говорят о негативных социальных аспектах идущей цифровой трансформации. Но в частных беседах те же самые люди признаются, что на самом деле они изо всех сил, наперегонки со своими конкурентами, стремятся максимально автоматизировать труд на своих предприятиях, обращая при этом мало внимания на судьбу работников.

 

По всему миру крупнейшие корпорации вкладывают бессчетные миллиарды долларов в то, чтобы трансформировать свои бизнес-процессы в «цифру» и извлечь за счет этого «жирную маржу». По оценкам экспертов, в течение ближайших 15-ти лет около 40% рабочих мест будет «высвобождено» за счет технологий искусственного интеллекта. Если раньше компании стремились сократить 5–10% своих сотрудников, то сегодня они говорят: «Почему мы не можем справиться с 1 процентом людей, которые у нас есть?». Данная тема является политически запретной, продолжает обозреватель, и потому обсуждается шепотом. 

 

Вот ссылка на нашумевший репортаж: https://www.nytimes.com/2019/01/25/technology/automation-davos-world-economic-forum.html

 

Гуру менеджмента Том Питерс осудил лицемерное поведение глав корпораций и открыто назвал их самих «ублюдками». Многие другие тоже отозвались на данные новости в крайне нелестных терминах. Экономическое неравенство и так достигло исторического апогея — см., например, выводы «современного Маркса», француза Тома Пикетти — а тут еще, мол, против работающих классов и вовсе разворачивается оружие массового экономического поражения.

 

Но по нашему мнению, подобный взгляд на вещи по крайней мере односторонен.

 

150–200 лет назад подавляющее большинство людей было занято сельским хозяйством — 80–85% людей производили еду. А сегодня сельским хозяйством занято от силы 2–3% населения: производительность труда выросла настолько, что большего количества работников не требуется, хотя еды в мире сегодня производится гораздо больше, чем когда-либо! Остальные были «высвобождены». Что же делают эти несчастные? Прозябают?

 

И они, и все общество только процветают в связи с подобным ростом производительности. Произошедшее высвобождение сельскохозяйственных рук, высвобождение человека от труда на земле — это огромное историческое благо для всех людей.

 

Что такое компания, которая производит 100% объема продукции всего с 1% персонала? Это значит, что из крохотного объема ресурсов данная компания создает огромный объем экономических благ. И ведь это не изолированный неимоверный подвиг одной отдельно взятой компании, а повсеместная тенденция. Как подтверждает даже сам нью-йоркский корреспондент, компании автоматизируются наперегонки с конкурентами, ибо они находятся в ситуации «автоматизируйся или умри», «автоматизируйся или уйди с рынка». Повсеместность же стократного роста производительности приведет к тому, что через некоторое время общество в целом будет производить в сто раз больше материальных благ, чем производит сейчас. Иными словами, человечество будет в сто раз богаче.

 

Как же можно укорять компании и их руководство в стремлении к этому будущему? Ведь это огромное судьбоносное развитие для человечества. Вы скажете, мол, а с помощью каких средств люди будут покупать все эти блага, товары и услуги, если у них не будет работы? Я вам отвечу — у них будет другая работа. Почти никто из того большинства в 80–85% людей, которые в XIX веке занимались сельским хозяйством, не умер с голоду, но все переквалифицировались. Свет клином не сошелся на той работе, которую мы с вами делаем сейчас, и на тех человеческих потребностях, которые мы обслуживаем сегодня. Помимо еды у человека оказалось огромное количество других потребностей. Помимо текущих товаров и услуг, которые продаются и покупаются на рынках сегодня, у человека, поверьте, есть громадный объем других потребностей, и количество новых сфер деятельности ничем не ограничено. Если можно сэкономить усилия — сделать то, что мы делаем, с меньшим использованием ресурсов, чем мы используем сейчас, и тем самым высвободить ресурсы — то у нас с вами есть нравственный долг так поступить. Представьте, если бы луддиты добились своего и разрушили бы все станки в XIX веке, остановив тем самым Промышленную революцию? Мы с вами до сих пор работали бы в поле в поте лица, ходили бы в лаптях и жили бы в избушке на курьих ножках.

 

Однажды китайцы похвастались тем, что создали большое количество рабочих мест, поручив людям копать каналы лопатами. Известный экономист высмеял их, ответив, что, если бы они выдали людям для копания не лопаты, а ложки, безработица в стране была бы устранена полностью на сто лет вперед.

 

Смысл труда состоит не в том, чтобы трудиться, а в том, чтобы создавать максимум благ минимумом усилий. Автоматизацию, цифровизацию, роботизацию следует приветствовать, ибо эти инновации выводят человечество на новую орбиту, высвобождают творческий потенциал человека от прозябания в тех видах деятельности, которые лучше сделает машина.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
289
Войти
в библиотеку компании