Две причины безынициативности ваших сотрудников

Как высшее руководство собственноручно убивает в зародыше светлые задумки своих людей.

 

Люди боятся оглашать возможности вслух. Мнутся и сомневаются, экают и мэкают, и до последнего не говорят о них. И сами себе даже до конца не признаются в том, что эти возможности у них есть — гонят от себя эту мысль. Ведь так легко упустить возможности из виду: никто никогда тебе не предъявит, что ты намеренно это сделал. Всего-то и нужно для сохранения душевного спокойствия — когда возможность проходит мимо, зазеваться и посмотреть в другую сторону.

 

Все дело в том, что инициатива наказуема исполнением. А вдруг исполнять ее по-хорошему не следовало бы? Но не разобравшись и не захотев разбираться, исполнением уже наказали — наделили, предписали, вменили. И даже упреждающим образом репрессировали: как Молла Насреддин, который дал дочери пощечину заранее — не потому, что она разбила кувшин, а для того, чтобы она его не дай Бог не разбила.

 

Либо же инициатива просто наказуема, точка. Твою инициативность засчитывают против тебя, как нечто недолжное, не предписанное должностными обязанностями, журят, смеются, «возвращают на землю» и напоминают о твоих «реальных рабочих задачах». После этого отпадает вообще какое-либо желание высказывать хоть какие-то прогрессивные посылы. Над твоей доброй волей надругались старшие товарищи, отбив всю охоту, отравив этот источник.

 

Женщина-менеджер, участница предстоящей стратегической сессии битых полтора часа мялась и не хотела говорить нам свою идею. Забраковала все наши предложения по поводу своего предстоящего доклада на мероприятии, отказалась от всех высказанных идей, и только давила пессимизмом, портила настроение себе и нам. Мы «лезли на стенку» и не знали, что делать. Но участница предстоящих событий продолжала общаться с нами и не уходила.

 

И наконец призналась в своей стратегической задумке. Идея — чистый незамутненный бриллиант. Великолепная, грациозная, захватывающая, победная — принципиально меняющая весь ход развития компании в случае успешной реализации.

 

Проницательная женщина-менеджер попросила нас не разглашать ее стратегическую задумку коллегам и руководству еще неделю-другую. Потому что, сказала она, руководитель сразу потребует от нее бросить все и начать на полную катушку делать эту прорывную идею. А возможно воплощать эту идею не следует: можно я вначале поисследую этот вопрос, сказала женщина, чуть-чуть его прощупаю, добуду сведения для принятия этого решения.

 

Конечно можно, сказали мы. Ради этого мы и готовим и проводим стратегическую сессию — для прощупывания бизнес-возможностей.

 

Слишком быстро процесс принятия решений переходит в императивную фазу, слишком быстро включается рефлекс действий. Инициатива в России наказуема либо исполнением, либо глумлением — но в любом из этих случаев она прежде всего наказуема нехваткой размышления, нехваткой общения, «коленным рефлексом» моментально принятого решения либо за, либо против. Мы не любим находиться в состоянии рассмотрения возможностей, в состоянии неопределенности и непринятого решения.

 

Люди боятся замечать и высказывать возможности, потому что эти возможности моментально будут «убиты» руководством — либо они будут превращены в безусловный долг, либо в повод для издевательства над автором.

 

Алексей Пан 

Войти в библиотеку компании
540
Войти
в библиотеку компании