Заменит ли искусственный интеллект человека?

Есть ли будущее у «человека разумного», или он постепенно сходит с исторической арены, передавая пальму первенства искусственному разуму?

 

Мир внимательнейшим образом следит за развитием событий в области искусственного интеллекта. Именно искусственный интеллект и такие основанные на нем производные технологии как беспилотный автомобиль станут лейтмотивом развития человечества в 2019 году и в последующие годы и десятилетия.

 

Многие ученые и продвинутые профессионалы обсуждают апокалиптические сценарии развития событий — перспективы захвата искусственным интеллектом власти над человечеством, вытеснения искусственным интеллектом человека из всех экономических сфер деятельности, профессий и отраслей, появления «мира без работы» и тому подобные версии грядущего. Оксфордский специалист по «будущему человечества» профессор Ник Бостром вообще называет развитие искусственного интеллекта величайшей экзистенциальной угрозой человечеству. Вероятность того, что человечество переживет появление так называемого «сильного искусственного интеллекта» (strong A.I.) и продолжит существовать при нем в форме, приемлемой с точки зрения специфических бытийных «видовых» человеческих ценностей, стремится к нулю, считает этот именитый специалист. Далеко не только Бостром, но очень и очень многие воспринимают непрерывно прогрессирующий компьютерный разум как следующую — превосходящую все прочие и уже внебиологическую — ветвь эволюционного развития.

 

«Мир без работы» постепенно воплощается в жизнь. В частности, такая сфера человеческой деятельности как банковские услуги просто постепенно исчезает с лица земли. Герман Греф несколько дней назад объявил о том, что хочет убрать слово «банк» из названия «Сбербанка» и превратить государственного гиганта в ИТ-компанию. Банки активно расформировываются и превращаются в приложение в мобильном телефоне. Бывшие банкиры вовсю ищут работу не по специальности.

 

Кто следующий на очереди на «профессиональное вымирание» — юристы, программисты, трактористы, трубочисты? Насколько по-настоящему вероятен исход, при котором человек становится просто ни для чего не нужен, когда буквально любую деятельностью компьютер сделает лучше него? Сразу несколько коллег из различных отраслей — наших клиентов и потенциальных клиентов — поделились с нами своими размышлениями по поводу возможностей и ограничений искусственного разума в последние несколько недель.

 

Один наш заказчик, компьютерщик подчеркнул, что искусственному интеллекту недоступно «этическое» — что он не способен разрешать этические дилеммы. Он не знает, как действовать в ситуации конфликта ценностей — например, как беспилотному автомобилю поступать в чрезвычайной дорожной ситуации, когда жертв не избежать. Другой наш заказчик, гуманитарий подчеркнул, что искусственный интеллект не способен понять и объять «метафизическое» — что он не способен понимать глубинные причины человеческих поступков. Человек ведь не просто реагирует на окружающий материальный мир как животное; человек ведом «верой», «воображением», «тягой к объективности» — представлением о том, как устроена реальность в целом, а не только непосредственно субъективно воспринимаемой частью времени и пространства.

 

Профессор Сазанович, председатель совета директоров РКГ «Стратегии устойчивого развития» и ведущий российский специалист по бизнес-стратегии, формулирует проще: искусственный интеллект прекрасно дает ответы, но сами вопросы все равно будет формулировать и задавать человек. Гипотезу — будет выдвигать человек. Проверять гипотезу — будет искусственный интеллект.

 

Так или иначе, по всей видимости, искусственному интеллекту для того, чтобы быть «сильным», необходимо научиться принимать «ни на чем не основанные» решения, решения, выходящие за пределы наблюдаемого, эмпирического, за пределы рационально устанавливаемых причинно-следственных связей. Можно заложить эти решения, эти постулаты в виде аксиом, в виде моральных заповедей машине — но тогда это не будет strong A.I., это не будет по-настоящему «сильный» искусственный интеллект. Это будет искусственный интеллект «на побегушках» — не способный по-настоящему самостоятельно действовать, не способный на автономный поступок, но способный лишь «двигать мебель», пусть и сверхэффективно.

 

И есть все предпосылки подозревать, что искусственный интеллект может не справиться с данной амбициозной задачей. Ведь американец Джон Сёрл в своем известном мысленном эксперименте «Китайская комната» убедительно продемонстрировал, что исполнение программы не эквивалентно мышлению. Простого следования программе, сколь угодно рафинированной и сложной, недостаточно для полета мысли — даже если со стороны исполняющий программу кажется вполне наделенным интеллектом. А если нет «полета», то откуда же взяться «безоснóвным», выходящим за пределы наблюдаемой действительности, решениям и действиям?

 

Вчера коллега по цеху, собрат-консультант по вопросам управления, подчеркнул в разговоре, что консалтинг решает проблему «Почему все есть, но при этом ничего не делается?». Консалтинг решает проблему несоответствия желаемого и действительного. Это слишком творческий вид деятельности, сказал коллега, а потому консалтинг вечен и незаменим искусственным разумом. Ведь проблема несоответствия запланированного и полученного будет всегда. По крайней мере она будет до тех пор, пока будет человек.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
443
Войти
в библиотеку компании