Как отличить подлинную возможность от миража и фантома

Верными ли возможностями вы оперируете в своем стратегическом планировании? Не преследуете ли вы ложные цели? Любая подлинная, действенная бизнес-возможность состоит из двух частей: одна часть «устремлена в небо», другая «укоренена в земле». 

 

Какими возможностями вы оперируете в развитиии своего бизнеса? Не опираетесь ли вы на ложные, мертвые возможности? Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» переосмыслили весь стратегический процесс и само понятие о бизнес-стратегии на основе возможностей. Но к любой настоящей возможности есть определенные требования. Каковы они? Что такое действенная возможность, и какова ее структура?

 

В «Молитве о спокойствии духа» говорится: «Господи, дай мне спокойствие духа, чтобы принять то, чего я не могу изменить, дай мне мужество изменить то, что я могу изменить, и дай мне мудрость отличить одно от другого». Разграничение действительности на две сферы — ту, которую мы не можем изменить, и ту, которую мы можем изменить — ввели древние стоики. Известный автор Стивен Кови назвал эти две области, соответственно, «зоной беспокойства» и «зоной контроля» (см. иллюстрацию).

 

Иллюстрация. Две сферы действительности: «небо» и «земля»

Иллюстрация. Две сферы действительности: «небо» и «земля»

 

Мы беспокоимся об очень многом — о политике и экономике, о здоровье близких, о голодающих детях в Африке — но что из этого мы реально можем контролировать? Это «зона беспокойства», в которой мы мало что можем поменять, настаивает Кови. Это сфера действия «небесных сил». Фокусироваться на ней контрпродуктивно. Следует фокусироваться на своей «зоне контроля» — на своей работе, на своих поступках, на ведении здорового образа жизни. Прочно стоя на «земле», мы достигнем гораздо большего.

 

Возможность формулируется как связка элементов из двух этих зон. Возможность имеет место для нас как гипотеза о причинно-следственной связи между тем, что точно лежит в области нашего контроля, и тем, что выходит за рамки нашего контроля, но на что мы хотели бы повлиять. Возможность имеет место как наша активная попытка расширить свою зону контроля — при этом эффективно опираясь на нее. «Компания может заработать … » (зона беспокойства), «если сделает … » (зона контроля). (См. иллюстрацию.)

 

Иллюстрация. Возможность связывает «небо» и «землю»

Иллюстрация. Возможность связывает «небо» и «землю»

 

Есть древняя китайская поговорка, которую все слышали: «Путешествие в тысячу миль начинается с первого шага». Путешествие в тысячу миль превосходит нашу «зону контроля»: мы хотели бы, но не можем просто взять и совершить это путешествие: слишком много факторов может противостоять нам на этом пути. Но первый шаг точно лежит в нашей «зоне контроля». Поэтому поговорка в целом постулирует для нас возможность — она является гипотезой о том, что мы можем совершить вовне нашей области контроля («на небе»), опираясь на те факторы, которые нам подвластны («на земле»).

 

Например:

 

  1. Компания . . . может начать зарабатывать дополнительные . . . млн. руб. годовой выручки и . . . млн. руб. годовой прибыли, увеличив обороты вдвое, перестав терять заказы, если увеличит запасы сырья и готовой продукции, в общей сложности инвестировав в данную инициативу не более . . . млн. руб.
  1. Компания . . . может начать зарабатывать дополнительные . . . млн. руб. годовой выручки и . . . млн. руб. годовой прибыли, если приобретет опыт организации эффективных бизнес-процессов путем покупки франшизы для перенятия решений, в общей сложности инвестируя в данную инициативу не более . . . млн. руб. в год.

 

Возможностная стратегическая сессия всецело направлена на проработку вот таких вот двухчастных «небесно-земных» возможностей. «Орел витает в облаках, но пищу ищет на земле». Наши действительные возможности находятся на земле: они претендуют на облака, но они требуют обыденных действий и имеющихся ресурсов. Возможности находятся не в будущем, которое мы не можем контролировать — а в настоящем, которое нам подконтрольно. Это, наверное, самая главная истина, которую мы открыли по поводу стратегии: стратегическое планирование есть не «пятилетние планы», а интенсивный разговор о настоящем.

 

С точки зрения возможностного взгляда не бывает такой вещи как недостаток ресурсов. Площади контролируемого нами — «зоны контроля» — нам достаточно для укоренения наших амбиций. Не бывает недостатка ресурсов — бывает нехватка знаний, творчества, воображения по поводу причинно-следственных зависимостей, которые нас окружают. Если нам «не хватает ресурсов», это означает, что нам не хватает стратегических знаний, или, точнее, стратегических гипотез: мы неверно проработали и неверно истолковали реальное поле своих возможностей.

 

Именно для обогащения наших догадок о причинно-следственных зависимостях, на которые мы можем опираться в расширении нашей «зоны контроля», и требуется стратегическое планирование как процедура. «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю», — сказал Архимед. Выработка стратегии есть поиск таковой «точки опоры».

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
376
Войти
в библиотеку компании