Лес рубят, суперджеты горят

Почему нельзя оправдывать кораблекрушения логикой стратегического развития промышленности.

 

Мой брат за неделю до окончания университета заявил родителям, что, мол, все, я совсем не подготовился, экзамены не сдам, диплом защищать не буду, ухожу в армию. Когда родители в сердцах воскликнули: «Как такое возможно вообще — проучившись пять лет, остаться без диплома?», брат, историк и книгочей, риторически ответил: «А как такое возможно вообще, что произошла Октябрьская революция?». Куда все смотрели — царь и правительство, международное сообщество, интеллигенция, армия и полиция?

 

Как такое возможно вообще, что в прошедшее воскресенье из-за ударившей в суперсовременный лайнер молнии погибли десятки человек? В нашем профессиональном управленческо-консультационном сообществе вовсю продолжают бушевать страсти по этому поводу. И хотя я вчера уже выразил свое мнение — см. https://стратегическаясессия.рф/почему-сгорел-суперджет — подолью масла в огонь ниже.

 

Теория сложных систем

 

Молния вырубила автоматику технически очень проблематичного новейшего самолета, и потому сажать самолет пришлось вручную. Ручные посадки теперь из соображений безопасности запрещены, поэтому навыки ручной посадки, тренируемые лишь изредка, были подзабыты. Вдобавок, по правилам только что взлетевшему самолету, прежде чем снова садиться, следовало сжечь, либо сбросить топливо — но на первое не было времени, а второе нужно было координировать с землей, а связь из-за поразившей молнии практически не работала. Поэтому пилоты пошли на посадку с полным баком. Но с полным баком пилоты навыки ручной посадки, и так посредственные, и вовсе не тренировали, и потому не смогли точно задать динамику захода на посадку (автоматика бы рассчитала, но она не работала!) — пришлось дергаться, и из-за этого самолет сильно ударился о землю и, начиненный под завязку горючим, воспламенился. По правилам аварийной посадки тут как тут дежурящие пожарные должны были бы его сразу потушить, но почему-то пожарных наготове не было.

 

Ни один из этих факторов не привел бы к краху, подчеркнул вчера изложивший данный анализ коллега по цеху, если бы действовал в отдельности. Но факторы наложились друг на друга, сложились в трагического «черного лебедя».

 

Вот такая теория сложных систем, друзья, вот такая теория хаоса. Человек предполагает, но не вполне располагает.

 

Но нет ли определенного порядка за этим хаосом?

 

Этика развития

 

Второе обстоятельство, которое подчеркнул многомудрый коллега, состоит в том, что программа «Суперджета», запущенная «Сухим», настолько важна для промышленности, что, несмотря на все свои недостатки и недоработки, останавливать ее никто не решится. А другие явным образом подчеркивают, что «на замочив рук, не умоешься», и, что, как это ни грустно, «умываться иногда приходится кровью» — легкой победы нашей промышленности, подточенной «отечественным головотяпством и казнокрадством», в глобальной конкуренции ожидать не стоит. Анастасия Кузьминова произносит эти аргументы в своем фейсбуке — https://www.facebook.com/kuzminovaanastasia/posts/1420028001479188 — и дальше призывает не впадать в истерику, но покрыть убытки «Сухого» из бюджета и дать ему возможность дальше работать, отлаживать процессы и совершенствовать свой продукт.

 

Да, я признаю, что такая сухая консеквенциалистская (последственно-ориентированная), или, как ее еще называют, утилитаристская логика существует, но, честно, у меня от нее мурашки бегут по коже. Разве это не есть развитие промышленности на костях людей? Разве это не есть логика Петра Великого и логика Сталина, логика человеческих жертвоприношений, логика «лес рубят, щепки летят»?

 

Поэтому я терпеть не могу консеквециалистскую этику и предпочитаю этику деонтологическую, этику безусловного долга, а не этику результатов, этику поступка, а не расчета. В чем проблема с консеквенциализмом, с утилитаризмом, с ориентацией на результат, с ориентацией на последствия наших действий? Дело в том, что в рамках этого взгляда на вещи никогда не наступает ответственность! Ведь окончательные последствия никогда не наступают! Проблема человека, живущего завтрашним днем в том, что завтрашний день никогда не приходит.

 

(А в мутной водице консеквенциализма и утилитаризма скрываются не только высокие идеалы, но и злые силы, которые эксплуатируют эти идеалы ради низкой шкурной выгоды — Анастасия сама цитирует «головотяпство и казнокрадство». Зачем работать, зачем напрягаться — если все вокруг лишь «щепки» в свете наших высоких целей? Если «рубка леса», «история», «подъем промышленности», «расцвет России» все оправдают и все спишут? Утилитаризм не просто плохая теория принятия решений, это теория, активно разлагающая личность и общество.)

 

Единственный верный критерий наших действий, на мой взгляд — это «делай что дóлжно, и будь что будет». Необходимо сегодняшний день — а не завтрашний — прожить правильно. Необходимо сегодня — а не завтра — победить. Необходимо сегодня — а не завтра — спасать жизни. Необходимо сегодня — а не завтра — зарабатывать прибыль и процветать. Если мы сегодня живем неправильно, то мы всегда живем неправильно; ведь завтрашний день, по определению, никогда не наступает.

 

Поэтому я не согласен с уважаемой Анастасией. Умываться нужно — не замачивая рук. Мочение рук не является прогрессом. Крушение «Титаника» не является прогрессом «Титаника». Потерянные жизни есть чистый вычет для человечества, и они ничем не могут быть оправданы. Жизнь человека бесценна. Если нужно тренироваться на жизнях ради развития промышленности, то давайте тренироваться на жизнях лабораторных животных. Давайте наворачивать миллионы часов полетов на «цифровых двойниках» — как и положено в наступившую эпоху «Четвертой промышленной революции».

 

Катастрофы именно потому и происходят, что мы не ценим человеческие жизни, друзья. Люди гибнут не просто так, а именно потому, что мы рассматриваем гибель людей как «издержки ведения бизнеса», «издержки развития промышленности», «издержки строительства коммунизма». Наши трагедии рукотворны — и созданы нашими же собственными негуманными ценностями. Оправдывая крушение «Сухого» и гибель людей — мы закладываем зерна новых крушений, поражений и потерь. Мы как страна, как культура не признаем своих ошибок, мы как алгоголик, который отрицает свой алкоголизм. Мы не учимся на своих ошибках, потому что их, ошибок, нет у нас!

 

Потери человеческих жизней — даже одной человеческой жизни — не могут, не имеют права быть оправданными.

 

И ровно тогда, когда мы поймем это, когда осознаем это — ровно и только тогда у нас появится шанс на развитие, а не на загнивание.

 

А выгораживая и покрывая свою промышленность — мы губим, а не развиваем ее.

 

Алексей Пан 

Войти в библиотеку компании
239
Войти
в библиотеку компании