Мифы об изменении климата

Интеллектуальная схватка с климатическим скептиком убеждает в зыбкости его аргументов.

 

Недавно, будучи подстегнуты глобальной климатической забастовкой — с легкой руки шведской школьницы Греты Тунберг бушующей каждую пятницу в городах по всему миру (см. #ClimateStrike, #FridaysForFuture) — обсуждали в нашем фейсбук-сообществе «Директор по развитию» хитросплетения климатической науки. Бурное эмоциональное столкновение с климатическими скептиками (climate change sceptics) наталкивает на интересные выводы.

 

«Человек никак не влияет и не может повлиять на изменение климата»

 

Человек никак не влияет на ход изменения климата, и повлиять не сможет, сказал один проницательный участник. Дело в том, что основную «нагрузку» в рамках идущего изменения климата выполняет метан, практически полностью, более чем на 96%, вырабатываемый тропическими бактериями. Да, есть цепная реакция, связанная с тем, что, чем теплее становится на планете, тем больше метана вырабатывают бактерии, и кроме того метан высвобождается из тающих ледников и вечной мерзлоты — но повлиять на этот газ человек не в состоянии. Этот газ почти в 30 раз сильнее углекислого газа по парниковому эффекту, и на его фоне дымящие углекислым газом заводы и пароходы не имеют никакого значения.

 

Это природный эффект, циклы глобального потепления и похолодания регулярно проходили на планете Земля, если смотреть ее глубинную историю — и мы, люди присутствуем при одном из таких циклов. Основной источник парниковых газов — это биомасса организмов, флоры и фауны в целом. Здесь идут большие циклы от вымирания до следующего эволюционного взрыва. Да, согласился, собеседник, антропогенное, человеческое влияние на объем углекислого газа в атмосфере бесспорно, но вот важность этого газа для изменения климата есть миф зеленых.

 

Но ведь — ответили мы в свою очередь — проблема с углекислым газом состоит даже не просто в том, что начиная с середины XIX века отмечается устойчивый рост количества углекислого газа в атмосфере, а с ноября 2015 года его среднемесячная концентрация стабильно превышает 400 ppm. Проблема еще и в поразительной синхронности роста углекислого газа в атмосфере и средней температуры Земли — см. график.

 

Концентрация углекислого газа в атмосфере и среднемировая температура

Иллюстрация: Концентрация углекислого газа в атмосфере и среднемировая температура
Источник: 
https://en.wikipedia.org/wiki/Attribution_of_recent_climate_change

 

«Антропогенное изменение климата идет даже в плюс»

 

Да, признал скептик, общая канва верна, хоть есть и претензии к точности графика. Вместе с тем, если взять период в 600 миллионов лет — восстановив картину по скальным отложениям и пробам льда в ледниках — то нужно признать, что в настоящее время, уровень углекислого газа в атмосфере находится на аномально низком уровне. Поэтому антропогенный фактор «идет даже в плюс», подчеркнул скептик!

 

Ничего пугающего в настоящем росте углекислого газа нет. Дело в том, что мы живем в «межсезонье», планета Земля еще только отходит от последнего ледникового периода. На Земле еще много ледников, и это есть нетипичное состояние для нашей планеты.

 

«Не парниковый эффект вызывает глобальное потепление, но глобальное потепление вызывает парниковый эффект»

 

Я больше склоняюсь к теории, сказал специалист-скептик, что рост концентрации парниковых газов не вызывает, а вызван глобальным потеплением. После серьезного вымирания биомасса нашей планеты восстанавливается — а ведь именно она и есть основной источник парниковых газов и потепления, точнее не потепления, но восстановления правильного температурного режима планеты.

 

Но ведь углекислый газ составляет 3/4 парниковых газов, попытались возразить мы! (См. схему.)

 

Состав парниковых газов

Иллюстрация: Состав парниковых газов
Источник: https://ourworldindata.org/co2-and-other-greenhouse-gas-emissions

 

«Давайте игнорировать 90% проблемы»

 

Да, признал собеседник, углекислый газ составляет 3/4 парниковых газов, но при этом он в 28,6 раза слабее метана по парниковому эффекту. Ну и что, что метан не накапливается, ну и что, что он остается в атмосфере всего 12 лет (причина, по которой большинство ученых существо проблемы изменения климата усматривают не в метане). Это не важно, сказал собеседник. Объемы метана растут в атмосфере лавинообразно, и при этом — в отличие от углекислого газа, объемы которого можно «тормознуть», сократив антропогенный фактор — с метаном мы вообще ничего не можем сделать. А скоростью его утилизации можно пренебречь.

 

Но ведь концентрация метана в атмосфере ничтожна по сравнению с углекислым газом (где-то 2 000 ppb по сравнению с более чем 400 000 ppb), воскликнули мы.

 

Дело в том, что метан не только почти в тридцать раз сильнее углекислого по парниковому эффекту, он ещё и не контролируем, ответил скептик. В случае продолжения текущего роста его концентрации, это приведёт в итоге к взрывному его росту. Помимо бактерий и биомассы, которая его вырабатывает, метана очень много на дне океана и в вечной мерзлоте. То есть сейчас метан оказывает влияние на рост температуры в рамках 10% от общих факторов. Через десять лет уже может быть до 30%. И этот показатель будет расти дальше.

 

Проблемы с аргументацией

 

По итогам дискуссии сформулировал мои претензии к позиции климатического скептика:

 

  1. Синхронность роста объемов углекислого газа в атмосфере и среднемирового подъема температур — оставлены без ответа (высказаны сомнения в достоверности данных);
  1. Антропогенного фактора нет, утверждает скептик — но в то же время антропогенный фактор есть (и даже идет на пользу!), указывает он;
  1. И самое главное — фокус всей аргументации «климатического скептика» приходится на 10% проблемы.

 

Неубедительно, уважаемый скептик! Работайте над вашими тезисами!

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
232
Войти
в библиотеку компании