«Никто в действительности не знает, что такое стратегия»

Человечество никак не может договориться о том, что означает слово «стратегия», но так ли уж это плохо? Что если отсутствие единого определения понятия о стратегии расширяет пространство нашей свободы?

 

Как однажды сморозил культовый британский еженедельник The Economist: «Nobody really knows what strategy is», или, по-русски, «Никто в действительности не знает, что такое стратегия». Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» занимаемся стратегией уже много лет, и то не можем ясно и недвусмысленно дать исчерпывающее определение этой управленческой инстанции, которое бы заранее сняло все вопросы.

 

Более того, боюсь, что, возможно, нет этого единого определения. Боюсь, что ясное определение понятия о стратегии устранит разнообразие в этой сфере, «причешет» все стратегии «под одну гребенку». И это будет губительно, ведь смысл стратегического мышления как раз и состоит в том, чтобы отличаться от других, чтобы не быть пассивной частью целого, но обладать собственной судьбой.

 

Крупнейший мыслитель XX века Людвиг Витгенштейн вообще был против определений как таковых. Нет никаких сущностей, считал он, есть просто индивидуальные явления. Нет никаких необходимых признаков, наличие или отсутствие которых четко бы отделяло явления, подпадающие под то или иное понятие, от явлений, не подпадающих под это понятие. Объем явлений, обозначаемых тем или иным понятием, похож на семейную фотографию, утверждал Витгенштейн: у каких-то из лиц на этой фотографии «общий нос», у каких-то «общие глаза», у каких-то «общий подбородок» — но ни один из этих признаков не является обязательным для всех членов семьи. Понятия — это «семьи» явлений, не имеющие общих составов признаков. Поиск определений антинаучен: он есть попытка ухватиться за несуществующие реальности.

 

Один из участников прошедшего семинара «Директор по развитию» заметил расхождения в представлениях о стратегии, которые мы используем. И попросил прояснить вопрос, дать четкое и нерасплывчатое определение понятию.

 

С одной стороны, есть гроссмейстерское определение председателя совета директоров нашей компании, ведущего специалиста по стратегии профессора Александра Николаевича Сазановича:

 

«Стратегия — это плановый документ, определяющий направление «главного удара» в рыночном и ресурсно-организационном развитии организации, с рубежом, который формирует её качественно новое обликовое будущее состояние (обычно в горизонте планирования 3, или 4, или 5 лет) относительно её роли и места в расстановке отраслевых сил и который создаёт активы нового поколения с их значительно большей рыночной стоимостью и новым уровнем их инвестиционной привлекательности. Данный документ определяет выбранный на перспективу диапазон и границы видов деятельности, которые будет вести организация; особую структуру ресурсов, технологий и компетенций бизнеса; главные разделяемые коллективом ценности внутреннего уклада жизни; её конкурентные отличия в действующих активах по годам реализации стратегии (создающие каждый раз «модель прибыли» достаточную для запланированного роста), а также механизмы и темпы достижения стратегических рубежей за доступные организации средства. Одновременно стратегия — это решения, в соответствии с которыми компания распределяет ресурсы в текущее время (сейчас), чтобы достичь долговременных целей в будущем».

 

Источник: https://стратегическаясессия.рф/что-такое-стратегия-и-что-такое-нестратегия-аккуратное-определение-понятия-стратегии,-подходящее-для-подготовки-на-неё-тз

 

С другой стороны, есть единый смысловой ряд определений, предложенных нашим партнером Евгением Печёриным:

 

Стратегия — это «набор решений, кратно повышающих прибыль компании для усиления её рыночной власти».

 

Стратегия — это «изменение компании во благо самой компании руками сотрудников компании».

 

Стратегия — это «набор "решимостей", готовность сотрудников реализовывать проекты, кратно повышающие прибыль компании».

 

С третьей стороны, есть мое собственное идиотическое представление о жизни:

 

Cтратегия — это структурированный разговор о возможностях кратного увеличения выручки и прибыли компании без вложения инвестиций (или с небольшими инвестициями).

 

Как быть с этим разнобоем позиций?

 

Во-первых, мне кажется, не следует его, этот разнобой бежать изо всех сил скорей устранять. Есть много правды не только в консенсусе, но и в «диссенсусе» мнений. Как однажды незабываемым образом подчеркнул наш коллега по цеху Филипп Гузенюк, разногласия в команде — это натянутый парус, которым можно поймать ветер перемен.

 

Во-вторых, я бы хотел привлечь ваше внимание к следующей детали. Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» противопоставляем «метод тети Полли» и «метод Тома Сойера» в управлении организациями. Метод тети Полли — это «копать отсюда и до обеда», это командно-административный, планово-аналитический, или, как говорит профессор Сазанович, «закутковый» стиль управления. Метод Тома Сойера — это азартная игра, это раззадоривающий, непредписательный, плюралистичный, «возможностный», «бирюзовый» стиль управления. Именно метод Тома Сойера побеждает в современном мире, потому что именно он подталкивает людей к инновациям. И если мы спросим о том, что такое стратегия, у тети Полли, а затем у Тома Сойера, то мы получим разные ответы на этот вопрос. Лично меня интересует ответ Тома Сойера.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
325
Войти
в библиотеку компании