Одноэтажная Россия, или О стратегиях пространственного развития нашей страны

О перераспределении власти между городом и деревней в постиндустриальную эпоху.

 

Однажды меня поразил ответ спецпредставителя президента по цифровым технологиям Дмитрия Пескова на вопрос о том, когда же Россия займется своим пространственным развитием. Зачем развивать пространство, ответил спецпредставитель, когда нужно развивать точку! Ведь география «умерла» в современном мире: чем бы ты ни занимался, нужно производить глобально конкурентоспособный продукт, а где ты находишься в пространстве — совершенно не важно.

 

А вы как думаете: нужно развивать пространство — или точку?

 

Знаете ли вы, что развитие сельской России является одним из государственных приоритетов? И что долгосрочная цель при этом состоит в том, чтобы сохранить долю сельского населения на уровне 25% от общего количества жителей страны? Знаете ли вы, что на программу по достижению этой цели выделено более двух триллионов рублей? Государственный чиновник, который нам это все недавно рассказал, подчеркнул, что на указанную огромную сумму легко можно настроить жилья и «соцкультбыта»; проблемой сельского развития, однако, остается, как он выразился, «производственная часть» — а именно, что все эти люди будут делать на селе?

 

Данное откровенное общение произошло на недавнем XII ежегодном этнофестивале «Небо и земля» в Тюменской области, куда нас позвали провести соответствующую тематическую стратегическую сессию. После выступления чиновника на сцену вышел интереснейший человек, безумно харизматичный оратор, визионер пространственного развития России и формирования новых типов сельских поселений Глеб Тюрин. Он недвусмысленно донес до собравшихся, что «четвертая промышленная революция», переводящая все процессы на цифровую основу и на технологии искусственного интеллекта, высвобождает от работы большие массы людей. Накладываясь на идущий тренд по «оздоровлению» и «озеленению» жизни и экономики, с одной стороны, и на непрекращающуюся российскую экономическую стагнацию, с другой стороны, это приводит к тому, что целая когорта городских жителей всерьез рассматривает и ищет возможности вернуться из города в деревню. Жить на природе, дышать чистым воздухом и есть огурцы из собственного сада не только дешевле, но и сердитее — и именно в этом состоит мечта этих «дауншифтеров», этих «беженцев из каменных джунглей». Тем более, подчеркнул выступающий, что во многих современных отраслях и видах деятельности, все, что нужно для производственного процесса — это открыть ноутбук и подключиться к интернету. Город больше не нужен для работы, город «ушел в облако».

 

В то время, как я полностью согласен с данным взглядом на вещи, я бы не стал драматизировать идущие процессы как нечто категорически неожиданное и новое. В каком-то смысле я бы назвал назревающий тренд на «возврат к земле» проще, я бы назвал его «одноэтажной Россией». В советское время людей насильно заставляли жить общежитием, а в настоящее время просто восстанавливается более естественный баланс частного и общественного. В Америке в отдельных домах живут 60% людей — причем они ведут городской образ жизни, это вовсе не фермеры, это программисты, менеджеры, врачи, учителя, рабочие. Природа вещей такова, что и у нас тоже будет так же. Ну или, например, будет не 60%, но 40–50% живущих в отдельных домах. Люди этого хотят.

 

Ведь что такое русская дача, садоводческий участок? Это тяга к частной, а не к централизованной социалистической жизни. Это тяга к собственности. Где-то мне попалась мысль, что в Советском Союзе упустили шанс получить нормальную одноэтажную Россию с конкурентоспособными жилыми частными домами — потому что в период, когда раздавались и осваивались садовые участки, были наложены жесткие ограничения на параметры строительства. Государство ярко выраженным образом не хотело, чтобы люди обрели хорошую частную собственность, хорошую частную недвижимость — и все сделало, чтобы этому помешать. В результате сейчас российские города в своей массе окружены хижинами и скворечниками вместо хороших домов, в которых можно жить и не тужить круглый год. Сколько дачников в России? 60%. Столько же, сколько частных домовладельцев в Америке. Надо признать, что, социологически говоря, это один и тот же процесс, и что все возвращается на круги своя.

 

Что нужно сделать государству, на наш взгляд? Дерегулировать, отпустить удила, создать максимально податливую среду для строительства и продажи массовой малоэтажной дешевой недвижимости. Что еще нужно сделать государству? Перестать беспокоиться об экономике. Люди сами создадут конкурентоспособную экономику, главное соблюдайте законы и не отнимайте создаваемое! Почему в России вечная непрекращающаяся разруха? Потому что раскулачивают. Потому что делают все, чтобы люди не обрели хорошую частную собственность. Это главное ограничение развития как сельской, так и городской, как одноэтажной, так и многоэтажной России.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
159
Войти
в библиотеку компании