Отнимет ли искусственный интеллект работу у людей?

Во все сферы человеческой жизни приходит «цифровизация». По всей видимости, нет ни одной задачи, которую не могли бы взять на себя алгоритмы. Отрасли и профессии «выстроились на выход»: ни у кого нет гарантии, что завтра он останется нужен, и не будет заменен компьютером. Как выжить человечеству в «дивном новом мире», в котором «отменена работа»?

 

Согласны ли вы с тем, что на предприятии будущего будет всего два сотрудника — человек и собака? В обязанности человека будет входить покормить собаку, а в обязанности собаки — проследить, чтобы человек не нажимал ни на какие кнопки?

 

Каспаров проиграл суперкомпьютеру Deep Blue шахматную партию в далеком 1997 году, и это стало началом конца человеческой цивилизации, говорят пессимисты. А сегодня мы, по всей видимости, находимся уже в середине этого конца!

 

  1. В России открылся первый мясоперерабатывающий завод без людей. Ссылка: http://www.tadviser.ru/index.php/Проект:Черкизово_ГК_(производство_без_людей)
  1. Беспилотный автомобиль накатал уже миллионы километров по публичным дорогам и вот-вот ворвется в нашу жизнь. Ссылка (англ.): https://www.economist.com/special-report/2018/03/01/autonomous-vehicles-are-just-around-the-corner
  1. Уже сегодня 98% решений о финансировании частных лиц принимает искусственный интеллект. Ссылка: https://www.vedomosti.ru/finance/news/2018/04/24/767721-gref-intellekt
  1. Искусственный интеллект будет переводить, сдавать бухгалтерскую отчетность, проводить юридический анализ, готовить новые блюда, сочинять стихи!

 

Люди в панике. Интеллектуалы всего мира морщат лоб и предрекают беды, революционные социально-политические сдвиги в связи с массовым высвобождением людей от работы. «Куда девать всех водителей, юристов, бухгалтеров, врачей, финансистов? Что мы все будем делать?», — слышны взволнованные голоса отовсюду. Родители не знают, какие профессии преподавать детям, ибо не понятно, какие профессии останутся, а какие исчезнут. Рисуются страшные картины «мира без работы» — безумно стратифицированного общества, где горстка элиты живет в сказке, и огромные немытые массы прозябают без куска хлеба. Единственное, что, по мнению многих, может предотвратить данную безрадостную перспективу — это введение безусловного дохода для всех, некоей пенсии, которая могла бы выплачиваться человечеству, чтобы человечество как праздный биологический вид спокойно бы существовало и потребляло то, что производят роботы.

 

Позвольте высказать следующие соображения.

 

Не оскорбляйте человека своей озабоченностью о нем

 

Во-первых, паника по поводу того, что люди останутся без дела, основана на неуважении к человеческому достоинству. Нагнетаемая тревога базируется на представлении о недееспособности человеческой личности. Что делать с высвобождающимися взрослыми людьми? Да их нужно оставить в покое! Люди сами решат, что им делать. Если вы сомневаетесь в этом, то значит вы сомневаетесь в человеке.

 

Конечно люди сами решат что делать, восклицают скептики, ведь есть масса вариантов: выращивать картофель, воровать картофель, отнимать картофель у тех, кто его выращивает, силой. «Цифровизация» массово сокращает людей — и всем становится просто нечего делать. Даже если бы ты, потерявший работу, дескать, захотел испечь для кого-то пирожки, он не сможет их у тебя купить, так как он тоже потерял работу. Ни у кого нет денег! А доход от «оцифрованного» предприятия получает крупный лондонский капиталист. Концентрация доходов у крупного капитала и массовое разорение и прозябание среднего класса под оком всевидящих дронов-полицейских — вот какое будущее, описанное Марксом, Оруэллом и Филиппом Диком, предрекают работники умственного труда. 

 

В ответ на это лишь повторю, что предпосылкой данного взгляда на вещи является тезис о том, что человек есть букашка, совершенно беспомощное существо. В определенном смысле слова, забота и опека оскорбительны — потому что утверждают слабость объекта заботы и опеки. Я говорю сейчас о достоинстве человеческой личности. Беспокоящийся о человеке наносит ему нравственный урон. Марксизм попирает достоинство личности, потому что утверждает ее слабость, совершенно не принимает во внимание созидательность, самостоятельность, самоценность, автономность, способность личности принимать собственные решения, творить новое, идти вперед. Человек рассматривается лишь как жертва внешних сил, пешка в общественных отношениях. Пессимистический взгляд в будущее, представление о том, что нужно «спасать массы от гибели» — основаны на глубоком неуважении к человеческой личности.

 

Не надо работать, надо созидать новое

 

Во-вторых, паника по поводу того, что люди останутся без дела, принимает во внимание технологические инновации, но совершенно оставляет без внимания моральные, ценностные инновации. Апокалиптический взгляд на прогресс основан на представлении о том, что потребности человечества ограничены и зафиксированы: и как только технологический прогресс эти потребности удовлетворил — все, человечеству больше нечего делать. Это совершенно не так.

 

Еще в начале XIX века более 80% всех людей было занято сельским хозяйством. Сегодня сельским хозяйством заняты максимум 3–5% населения. (Данные цифры приведены, по-моему, у Владислава Иноземцева в одной из его работ.) Огромная часть человечества потеряла работу, оказалась «вытеснена на обочину» в связи с технологическим прогрессом. Подавляющее большинство человечества вдруг стало «ненужным». И что же произошло? Стало ли человечество от этого беднее? Нет. Вымерли ли все эти люди? Нет. Куда же «делись» эти люди?

 

Все эти люди, потерявшие свою работу, начали формировать и обслуживать новые ценности и потребности человека. Не хлебом единым жив человек — он жив еще и транспортом, связью, добычей полезных ископаемых, наукой, путешествиями, кинематогрофом, здравоохранением и т. д., и т. п. Оказывается, у человека есть масса других потребностей помимо потребности в еде. С тех пор, как «схлопнулась» экономика, основанная на добывании еды, человечество многократно увеличилось и разбогатело — за счет формирования и удовлетворения новых потребностей и устремлений.

 

Конечно, это не значит, что трансформация была безболезненной. В «Гроздьях гнева» великого американского писателя Джона Стейнбека очень горько описано, что происходит, когда появляется трактор — и один тракторист лишает работы и отправляет скитаться по миру сотню работавших мотыгой и ставших никому не нужными людей. Да, это неприятный процесс, но это далеко не конец света. Наоборот. Это высвобождение огромных человеческих сил от морально устаревших видов деятельности. Переход от аграрного к индустриальному обществу привел к невиданному прогрессу и процветанию человека.

 

Луддиты громили ткацкие станки в XIX веке: для них это была дьявольская технология, оставляющая их без работы, а их семьи без хлеба. Но тканью не исчерпываются ценности человека! Поверьте, человеку нужно далеко не только то, что уже продается и покупается на рынках. Непрерывно возникают новые отрасли, занятия и устремления.

 

Весь прогресс человеческой цивилизации есть процесс замены человеческого труда технологией. Когда-то колесо уволило тысячи тех, кто зарабатывал кусок хлеба переноской грузов. Можно сколько угодно горевать, паниковать, обсуждать безусловный доход для всех тех, кто потерял работу в связи с появлением колеса. А можно расправить плечи, вздохнуть спокойно — наконец-то нам больше не нужно таскать грузы — и заняться чем-то совершенно новым и ранее не бывшим.

 

Отнимет ли искусственный интеллект работу у человека? Безусловно. И слава богу, что так! Наконец-то мы с вами займемся чем-нибудь другим.

 

Алексей Пан

 

Хотите узнать больше об инструментах стратегического развития, и о главном среди них — стратегической сессии?

Присоединяйтесь к сообществу «Директор по развитию» в фейсбуке: директорпоразвитию.рф

Присоединяйтесь к Telegram-каналу «Директор по развитию»: https://t.me/Chief_Strategy_Officer

Войти в библиотеку компании
876
Войти
в библиотеку компании