О дивный новый мир: последствия коронавирусной пандемии

Несколько ключевых трендов, которые определят лицо будущего.

 

По состоянию на текущий момент в мире зафиксировано 1 854 043 случаев коронавируса, погибло 114 291 человек, выздоровело 427 879, в критическом состоянии 50 856. Которую неделю графики роста заболеваний и летальных исходов стремятся ввысь, не умаляя скорости — см. иллюстрацию. И даже в России, до поры до времени остававшейся на периферии эпидемии, на сегодня уже 15 770 заразившихся и 130 умерших от болезни.

 

Иллюстрация. Графики роста заболеваний и смертей от коронавируса COVID-19

Иллюстрация. Графики роста заболеваний и смертей от коронавируса COVID-19

 

Источник данных: https://www.worldometers.info/coronavirus/ 

 

Люди по всему миру сидят на карантине, самоизолировавшись в собственном доме, работая в удаленном режиме и выходя на улицу только в случае крайней необходимости. Экономика и рынки в шоковом состоянии, вот-вот начнется масштабная рецессия, правительства по всему миру принимают беспрецедентные меры не только по борьбе с самой болезнью, но и по борьбе с экономическим кризисом. Кратно вырос интернет-трафик и востребованность разнообразных онлайн-сервисов, начиная с видеоконференцсвязи, заканчивая доставкой продуктов. Всех мучает вопрос: что будет дальше? И, возможно, еще более животрепещущий вопрос: что будет завтра, за поворотом событий, когда коронавирус схлынет, как вся эта ситуация аукнется на нашей жизни в целом?

 

Как сказал незабвенный Йоги Берра: «Тяжело делать предсказания, особенно по поводу будущего». Чтобы подчеркнуть насколько это неблагодарное занятие, хочу привести пару высказываний о будущем со стороны крупнейших специалистов:

 

«Думаю, что на мировом рынке мы найдем спрос для пяти компьютеров».

— Томас Уотсон, директор IBM, 1943

 

«За всю свою профессиональную жизнь я ни разу не попадал ни в какую хоть сколько-нибудь серьезную аварию. За все свои годы на море я видел только одно судно, терпящее бедствие. Я никогда не видел крушения, не переживал крушения, не оказывался в ситуации, которая грозила катастрофой».

— Э. Дж. Смит, капитан «Титаника», 1907

 

«Такое устройство как телефон имеет слишком много недостатков, чтобы рассматривать его как средство связи. Поэтому считаю, что данное изобретение не имеет никакой ценности».

— Из обсуждений в компании Western Union, 1876

 

«Да кого, к чертям, интересуют разговоры актеров?»

— реакция Гарри Уорнера из Warner Brothers на использование звука в кино, 1927

 

Я не в восторге от идей Нассима Талеба, но по всей видимости он во многом прав — огромную роль в нашей жизни играют «черные лебеди», малопредсказуемые события со значительным воздействием на нас самих и на окружающую действительность.

 

Что же можно сказать по поводу возможных последствий текущей беспрецедентной ситуации? Не претендуя на высокую научность и обоснованность утверждений, хочу привести несколько тезисов, которые поразили и захватили меня лично.

 

Первое: огромное количество жертв

 

Специалисты из Университета им. Джона Хопкинса (США) еще осенью 2019 г. провели компьютерную симуляцию пандемии и получили на выходе 65 миллионов погибших. Тогда, когда мы впервые об этом упомянули (в начале февраля), многие «крутили пальцем у виска» и отказывались верить. На сегодня, в апреле, после Ирана, Италии и Испании, после всего, что произошло, представляется, что данный сценарий следует воспринимать как базовый. Скорее всего, в отсутствие вакцины от пандемии погибнет примерно 1% человечества (что сопоставимо со смертностью от эпидемии испанского гриппа в 1918 г. в 5%).

 

Ссылка на наш оригинальный материал на эту тему: https://стратегическаясессия.рф/может-ли-от-коронавируса-погибнуть-1-человечества

 

Второе: глубокий экономический кризис

 

Все мы наблюдаем воочию остановку целых отраслей экономики и человеческой жизни в связи с пандемией. Многие предприятия закрываются насовсем. Специалисты предрекают беспрецедентное торможение экономики: в некоторых странах падение может достигнуть до 30% ВВП в годовом исчислении. Не мне вам рассказывать, что сулит для, например, нашей с вами страны отрицательная стоимость нефти.

 

И уж вовсе промолчу про реструктуризацию экономики, про смерть многих физических, bricks-and-mortar предприятий (таких как рестораны и кинотеатры) и их переселение, реинкарнация в онлайн-стезю.

 

Третье: усиление роли государства

 

Многие так же отмечают, что государство в связи с произошедшим начинает брать на себя воистину тоталитарные функции: заключать людей на строгий карантин, отслеживать перемещения людей, осуществлять внешний мониторинг здоровья людей, нарушая медицинскую тайну — и т. д. История говорит о том, что дополнительные полномочия, которые обретает государство в чрезвычайных ситуациях, оно потом, в мирное время не отдает назад обществу, но делает эти дополнительные полномочия частью своей обычной и вовсе не чрезвычайной деятельности.

 

Четвертое: смена режимов

 

С одной стороны происходит усиление государства, а с другой стороны — все политические режимы сегодня ходят под угрозой, им всем брошен вызов. Что если в России, например, смертность от коронавируса будет существенно выше, чем в других странах? Простят ли граждане это руководству страны? Уже сейчас в социальных сетях вовсю посмеиваются над «парадом суверенитетов», который устроил президент Путин в ответ на кризис — отдав полномочия по принятию решений о том, как на него реагировать, главам субъектов федерации. «Посыпалась федерация», — ехидничают злые языки. Как итог коронавирусной эпидемии в мире случится если уж не волна революций, то как минимум пошатнутся позиции тех политических сил и инстанций, что не сумели эффективно справиться с напастью.

 

(И вместе с тем, все не так плохо для свободы и демократии в новом мире. По крайней мере опыт древних Афин — как недавно подчеркнул в лирическом отступлении главный либеральный журнал The Economist — сильно пострадавших в V веке до н. э. из-за неизвестной, но смертоносной чумы, говорит о том, что именно демократические институты умеют справляться с заразными болезнями.)

 

* * * 

 

В заключение все же хочу подчеркнуть, что не согласен с провозвестниками кризисов, крахов и апокалипсисов по принципиальным соображениям — из-за страдательного залога, из-за выученной беспомощности, из-за неуважения к свободе и достоинству человека, которое заложено в подобных взглядах. Судьба человека в его собственных руках, а не в руках курсов валют, рынков недвижимости или прихоти микроорганизмов. Мы не жертвы событий, но каждый из нас суверенный деятель. Этого не понимают экономисты и политологи, такие как Михаил Хазин, завороженные своими системными обобщениями и отчаянно стращающие народ грядущим. Эксперт суть хранитель знания о том, что было, но в его знание не вмещается наша свобода воли, свобода воли каждого из нас.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
140
Войти
в библиотеку компании