О пагубности «мощной гравитации»: программа Медведева с точки зрения бизнес-стратегии

Программа премьер-министра Дмитрия Медведева богата на инвестиции, но бедна на возможности.

 

На прошлой неделе премьер Медведев опубликовал программу прорывного развития страны. Он хочет потратить несколько десятков триллионов рублей, чтобы обеспечить ускоренное развитие по ключевым направлениям экономики и социальной сферы. Это здравоохранение (строительство и ремонт поликлиник, борьба с заболеваниями, повышение качества и доступности лекарств). Это образование (внедрение новейших программ и методик, развитие дополнительного образования). Это инвестиции в основной капитал (вложения в транспортную, цифровую, энергетическую инфраструктуру, строительство заводов, дорог, электростанций). Это «регуляторная гильотина», избавление экономики от ненужного объема лишних правил и требований. Это развитие экспорта и интеграция России в мировую экономику.

 

По мнению автора, именно данный состав действий приведет к тому, что российская экономика обретет «мощную гравитацию», от которой выиграет каждый житель страны. Ссылка на программу Медведева: https://ria.ru/20190213/1550695709.html

 

Хочу привлечь ваше внимание к тому факту, что — кроме «регуляторной гильотины» и обтекаемых заявлений о важности развития экспорта — в программе практически исключительно речь идет о вложении государственных средств в крупные проекты. Это так называемый кейнсианский подход к развитию, который состоит в активности государства, в том, чтобы государство тратило деньги — в данном случае, как пишет премьер-министр — «колоссальные». Идея кейнсианства состоит в том, что осуществленные государственные вложения дальше «заразят» экономику ростом, «пойдут метастазами» по всему организму — мы вложили деньги в одно место, а они десятикратно самоусилились и привели к тому, что у нас «взвились» все остальные сферы деятельности.

 

Именно построенный на кейнсианстве «Новый курс» президента Франклина Рузвельта многие считают тем фактором, который остановил и развернул Великую депрессию и привел к беспрецедентному процветанию послевоенную экономику США и других развитых стран.

 

Но я хотел бы обратить ваше внимание на следующий момент. «Самовозгораются», «самораспространяются» и «самораскручиваются» не траты как таковые, а «эффекты». Дело не в объеме инвестиций, а в объеме результата, или отдачи от этих инвестиций. По-моему, нобелиат Милтон Фридмен, когда перед ним похвастались обеспечившим множество рабочих мест масштабным государственным строительством каналов, пошутил в ответ, что, мол, если выдать людям для рытья каналов не лопаты, а ложки — вот тогда точно наступят полная занятость и взрывной экономический рост.

 

Советская экономика была апофеозом кейнсианства, триумфом масштабных государственных вложений. Советский Союз завоевывал космос и океан, разворачивал реки, строил «бамы» и «беломорканалы». И где теперь это государство? Вся эта громадная инвестиционная деятельность «ушла в песок», не смогла создать конкурентоспособной, нужной человеку, человечеству продукции. Назовите хоть один советский продукт, кроме автомата Калашникова, который мог бы выдержать конкуренцию на мировом рынке?

 

Проблема состоит не просто в том, что «государство есть плохой собственник», не просто в том, что государство тратит деньги неэффективно, а зачастую и коррупционно. Проблема лежит еще глубже. Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» профессионально занимаемся подготовкой и проведением стратегических сессий. И мы обнаружили удивительную вещь: стратегия и инвестиции — это разные вещи. Стратегия и инвестиции — это противоположные, противоречащие друг другу реальности.

 

В своей деятельности мы обнаружили такое понятие как «Журавль в небе» — это инвестиционно-емкие стратегии развития. По всем законам шариата «журавли в небе» считаются настоящей, подлинной, правильной стратегией. Но мы опровергли эту картину вещей. Прежде чем приступать к инвестициям, прежде чем заняться «журавлями в небе» нужно вначале обратиться к «журавлям в руках» — тем стратегиям, ходам, приемам, альтернативам, «лайфхакам», которые не требуют множества ресурсов, но при этом несут в себе существенную отдачу и существенное облегчение для системы. Прежде чем стремиться к целям, нужно почерпнуть возможности. Именно в этом состоят выигрышные стратегии — в мелочах, а не в масштабных завоеваниях, обладающих «гравитацией».

 

У Данте во тьме, на дне, в центре Вселенной, в центре самой сильной гравитации — находится дьявол. Центр гравитации есть не что иное как низшая точка падения.

 

Программа премьера Медведева — богата на цели, но бедна на возможности. Она богата на инвестиции, но бедна на стратегию. Она старательно обходит «низковисящие плоды», те низкозатратные вещи, которые можно было бы сделать с большим эффектом для экономики — которые критически важны для того, чтобы повысить отдачу на любые вкладываемые инвестиции.

 

Какого рода это вещи? Процитирую «условия возвращения Павла Дурова»:

  1. (1) Выборные судьи и открытые суды.
  1. (2) Дерегуляция (простые законы) — об этом Медведев сказал.
  1. (3) Открытые конкурсы на государственные должности.
  1. (4) Налоговый рай за счет доходов от экспорта сырья.
  1. (5) Экономическая автономия регионов.
  1. (6) Отмена феодальных пережитков (отмена прописки и «внутреннего паспорта»).
  1. (7) Дестандартизация системы образования.

 

Ссылка на первоисточник: https://vk.com/wall1_45626

 

Большинство из этих мер — «журавли в руках» — и почти не требуют вложений, но точно дадут большой эффект. Они резко поднимут доверие делового сообщества и вернут такие бизнес-таланты как Павел Дуров в Россию. (Вместо этого наше гордое государство уголовными мероприятиями преследует предпринимателей вроде основателя Baring Vostok Майкла Калви.) Именно подобные — моральные, а не инвестиционные — мероприятия нужно сделать в первую очередь. И только потом тратить триллионы рублей на рытье каналов, строительство заводов и поликлиник.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
180
Войти
в библиотеку компании