О турбулентности внешней среды: дискуссия с Александром Добровольским

Внешняя среда непрерывно меняется и преобразуется, говорят нам со всех сторон разные голоса. «Все течет и изменяется», и «нельзя войти в одну реку дважды», утверждали еще древние греки. Мы живем в «век разрывов», в «эпоху черных лебедей», в «жидкой современности», подчеркивают современные мыслители. По итогам недавней беседы с коллегой-стратегом Александром Добровольским, сформулировали и спешим заронить в вашу душу зерно сомнения в господствующей догме.

 

В длинные выходные вспыхнула острая социальная дискуссия с коллегами по нашей любимой теме — стратегии и развитию. В частности, особое пристрастие профессиональной общественности вызвала инициатива председателя совета директоров нашей компании и крупнейшего российского специалиста по стратегическому менеджменту профессора Александра Николаевича Сазановича по выработке должностного стандарта должности «директор по развитию» — которую он анонсировал 1 марта этого года.

 

Наш коллега по цеху Александр Добровольский воскликнул: как можно говорить о стандарте такой должности как «директор по развитию», если среда все время меняется? Ведь среда турбулентна! Стратегия есть попытка сформулировать предпочтительный способ достижения цели в среде перемен. А стандарт — это прямо противоположный образ действий, стандарт есть фиксация постоянства условий среды и достигаемого результата. То, что создается по стандарту, по алгоритму, не может быть стратегией, подчеркивает наш коллега. Это может быть лишь тактическим мероприятием, проводимым в понятной и предсказуемой среде.

 

Эмоционально мы не можем не согласиться с Александром, и лишь еще раз посетуем на то, что большинство знаний, которые мы приобретаем в бизнес-школе и в бизнес-жизни, опираются на предположение о стабильности и предсказуемости бизнес-среды. Вместе с тем, мы не согласны и с тем, что среда огульно и тотально переменчива. Нам «портят кровь» следующие соображения, идущие вразрез с этим тезисом.

 

Во-первых, по крайней мере в одном фундаментальном факте о самой себе среда постоянна и не подвержена изменению — в факте своей переменчивости. Что бы ни происходило, среда меняется! На эту постоянно присущую среде характеристику «директор по развитию» точно может «стандартизированно» опираться в выработке стратегий. Если в вашем стандарте действий заложена предпосылка о стабильности внешней среды — что если это значит, что у вас просто плохой и непродуманный стандарт деятельности, а вовсе не то, что все стандарты как таковые бессильны?

 

Во-вторых, как бы это ни звучало парадоксально, среда может быть переменчивой, только если она при этом в чем-то постоянна. Любую перемену мы можем осознать как перемену, только если при этом что-то другое остается неизменным — относительно чего и на фоне чего мы эту перемену можем засвидетельствовать. По-настоящему революционные перемены мы с вами просто не заметим — потому что у нас не останется того, чем их можно будет заметить: оно, то есть, то, чем мы собираемся их замечать, тоже поменяется.

 

И, в-третьих, хочу поделиться личной экзистенциальной болью. Я до конца все-таки не уверен в том, что перемены реальны, а не иллюзорны. Сразу оговорюсь, что я нормальный здравомыслящий вменяемый рациональный человек. Но я искренне, до сих пор, в своем глубоком взрослом возрасте, не могу переварить парадоксы Зенона. Помните такие логические задачки на догадливость? Да, смейтесь надо мной. Надрывайте животы. Крутите пальцами у виска. Но это так.

 

Проблемой для меня является вовсе не сакраментальный кейс о том, как Ахиллес никогда не догонит черепаху. Допустим, догонит и перегонит. Я готов это признать. Проблемой лично для меня является другой парадокс Зенона — так называемый «полет стрелы».

 

Чтобы стрела летела, говорит Зенон, ей нужно в один и тот же момент времени быть в двух местах. Так как быть в двух местах в один и тот же момент времени стрела не может, то невозможен и полет стрелы, невозможно движение как таковое. Есть стандартный ответ на эту логическую задачу, заключающийся в том, что движение есть вовсе не нахождение в двух местах в один и тот же момент времени — движение есть нахождение в двух местах в разные моменты времени. Но от этого ответа лично мне ничуть не легче. Как это так, спрашиваю я, что стрела в целом летит, но только ни в один конкретный момент времени она этого не делает?

 

Перемены, перемены, перемены! Среда меняется! Но только ни в один конкретный момент времени перемен нет, ни в один конкретный момент времени среда не меняется. Ерунда какая-то получается. Когда же тогда происходят непрерывно идущие перемены, если ни в один отдельно взятый момент времени они не происходят? Честно признаюсь, я не могу этого уместить в своей голове.

 

Что же означают все эти соображения по поводу факторов постоянности среды, и в том числе головоломка античного мыслителя? Моя рабочая гипотеза состоит в том, что на самом деле ситуация такова — есть некое «мельтешение картинки» в мире, создающее иллюзию перемен, но в основном, в главном мир не меняется.

 

Позвольте перечислить ряд индикаторов постоянства среды, которые мы с вами видим каждый день, и которые нисколько не поменялись за все время, например, моей жизни:

 

  1. Рынки и технологии вроде бы изо всех сил меняются, но только «Кока-кола» уже больше 130 лет спокойно продает свой напиток.
  1. Рынки и технологии вроде бы изо всех сил меняются, но только «Макдоналдс» уже больше 60 лет спокойно открывает ресторан за рестораном.
  1. Международная обстановка вроде бы изо всех сил меняется, но между Россией и Америкой как всегда идет холодная война.
  1. Ситуация на Ближнем востоке вроде бы меняется ежедневно, если не ежечасно, но только она там нисколько не меняется — как десятилетия назад было противостояние израильтян и арабов, так оно продолжается и по сей день.

 

В прошлом году один из ведущих мировых специалистов по стратегии Роджер Мартин изложил рассказал о своей теории «кумулятивного конкурентного преимущества» в великолепной статье в российском «Гарвард бизнес ревью». Автор развеял идею о том, что шквал инноваций непрерывно «гасит», обнуляет конкурентные преимущества. Конкурентные преимущества устойчивы, пишет Мартин, потому что устойчивы потребности и представления клиентской аудитории, устойчивы человеческие ценности. Ссылка на статью: https://www.hbr-russia.ru/marketing/marketingovaya-strategiya/a20351

 

В-общем, резюмируя, коллеги, у меня есть страшное, противоречащее канонам стратегического мышления подозрение о том, что внешняя среда не столько переменчива, сколько обманчива по поводу своей переменчивости. Мне кажется, что среда изо всех сил «рябит», мелькает, мерцает, «переливается бахромой», но если действительно всмотреться, то вдруг может оказаться, что «стрела неподвижна и никуда не летит», и что уже вторую сотню лет у многих спокойно идет бизнес: «Кока-кола» продает свой напиток, «Колгейт» зубную пасту, а «Сбербанк» принимает вклады частных лиц.

 

Алексей Пан

 

Хотите узнать больше об инструментах стратегического развития, и о главном среди них — стратегической сессии? Присоединяйтесь к нашему Telegram-каналу «Директор по развитию»:

https://t.me/Chief_Strategy_Officer

Войти в библиотеку компании
471
Войти
в библиотеку компании