Политическое бизнес-позиционирование

Есть ли у вашей компании общественная миссия? Что если корпоративная социально-политическая ответственность может приносить не только вред, но и пользу?

 

Некоторое время назад в Екатеринбурге произошло знаковое противостояние между сторонниками и противниками строительства Храма Св. Екатерины на месте сквера возле Театра драмы. Были жесткие столкновения с привлечением ОМОНа, с задержаниями и пр. Но один из знаковых моментов этой истории произошел, когда на стороне противников строительства — против линии городских и областных властей, против православной церкви — выступили не просто граждане, но и бизнес. В частности, не побоялись высказать свою позицию в поддержку сохранения сквера косметический ритейлер «Золотое яблоко», сеть ресторанов «Додо Пицца» и другие. В конце концов здравый смысл возобладал, и от строительства храма на месте сквера, за каковое высказались всего 7% горожан, решено было отказаться.

 

Успешно предотвратив планы властей по клерикализации городского сквера, екатеринбуржцы повысили инвестиционную привлекательность своего города, отметили наблюдатели. Но я бы сказал больше: моральный авторитет обрели и те конкретные компании, которые выступили за сохранение сквера. Их поступок стал не просто проявлением корпоративной гражданской позиции, но и — де-факто — хорошей бизнес-стратегией.

 

Майкл Портер, отец стратегических наук, предупреждал нас об этом. Корпоративная социальная ответственность, филантропия и общественная активность вовсе не так далеко отстоят от бизнес-результатов, но напротив напрямую способствуют этим бизнес-результатам. Истоки конкурентных преимуществ могут лежать в самых необычных и неожиданных видах деятельности, наставляет гуру, в том числе и в «общественной нагрузке», каковая, вроде бы, должна быть чистым вычетом из прибыли — ан нет!

 

Этим летом газировка Pocari Sweat в одночасье стала культовым напитком для протестующих в Гонконге, после того, как обнаружилось, что компания-производитель прекратила размещать рекламу на телеканале, чьи репортажи были предвзяты и несправедливы по отношению к протестующим. В то же время другие компании столкнулись с бойкотированием своих услуг в ответ за свою поддержку властей. А некоторые бизнес-организации изо всех сил стараются соблюсти нейтралитет.

 

Когда-то прочитав у Питера Друкера, что миссия является «главным управленческим инструментом», я не думал, что он прав настолько буквально. Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» не любим миссионирование: мы скорее тяготеем к известному тезису о том, что «единственная социальная ответственность бизнеса состоит в создании прибыли», и скептично относимся к более «высоким», более «общественно-полезным» целям. Вместе с тем, нельзя отрицать, что в современной ситуации происходит не просто всеобщая политизация, но и политизация бизнес-стратегий тоже. И эти альтернативы тоже следует прорабатывать и рассматривать на стратегических сессиях.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
205
Войти
в библиотеку компании