Почему идеи Ицхака Адизеса приносят вам вред, а не пользу

Ошибка главного гуру в области развития бизнеса, которую не стоит повторять вслед за ним.

 

Недавно в нашей группе «Директор по развитию» в фейсбуке мы провели опрос участников о том, какой гуру менеджмента, по их субъективной оценке, является самым главным, самым максимально на них повлиявшим. Результаты удивительные! См. иллюстрацию.

 

Результаты опроса

Иллюстрация. Результаты опроса «Кто главный гуру, на которого вы ориентируетесь?» в группе «Директор по развитию» в фейсбуке

 

С громадным отрывом — двукратным по отношению к ближайшему сопернику — лидирует израильский специалист по организационному развитию Ицхак Адизес. Затем идет отец-основатель менеджмента, человек-легенда, притча во языцех Питер Друкер. Третье место заслуженно занимает Владимир Тарасов, автор книги «Искусство управленческой борьбы» и культовая фигура отечественного менеджмента. Далее идут известные мировые авторы Майкл Портер, Джим Коллинз и прочие заслуженные бизнес-гуру всех времен и народов, совершенно не вызывающие нареканий. (Полные результаты опроса см. в самом сообществе.)

 

Пользуясь случаем, я не могу не высказать моей давней неприязни к идеям Ицхака Адизеса. Многократно пытался читать его книги, но, по-моему, ни одну из них так и не сумел закончить. Честно говоря, я не понимаю, почему данный автор победил в нашем опросе с таким апломбом: с моей точки зрения, это неправильно.

 

Последователи Ицхака Адизеса в основном цитируют две его известные разработки. Одна — это адизесовская вариация на тему «теорий жизненного цикла организации». Он далеко не первый указал, что организация развивается по некоей S-образной синусоиде с точки зрения своих ключевых показателей: медленный рост сменяется быстрым ростом, который сменяется стабильностью и затем спадом. До этого подобное же говорил, по-моему, человек по имени Грейнер, да и тот тоже был далеко не один: теоретиков жизненного цикла в составе управленческих наук хватает. Достижение Адизеса, на мой сторонний взгляд, состоит в том, что он дал стадиям жизненного цикла яркие названия («Давай-давай» и т. п.), а также емко обозначил опасности каждой стадии («Детская смертность» и т. п.) и предписал конкретные постадийные рекомендации.

 

Моя основная претензия к этой модели и к самим теориям жизненного цикла в том, что они суть попытка усмотреть объективные закономерности там, где этих закономерностей нет. Мне кажется, нет никакой неумолимо двигающейся по своей кривой организации, но есть просто конкретные люди, у которых полным-полно свободы, и которые в любой момент времени могут поступить хоть так, хоть эдак — и все объективные закономерности насмарку. Мы с коллегами в РКГ «Стратегии устойчивого развития» знаем множество организаций, которые после десятилетий размеренной истории, после стагнации, вдруг начинают развиваться семимильными темпами — просто потому что люди, конкретные личности начинали действовать по-другому. Для меня теория Адизеса предстает как попытка скрыться от этой реальности, попытка упрятаться от своих возможностей в «колею», попытка абстрагироваться от тех реальных «развилок», которые каждый из нас знает, что встречает в своей деятельности каждый день — в некий взгляд с высоты птичьего полета, в некое естественное развитие событий, в какие-то мега-стадии и «мега-развилки». В этом смысле теория Адизеса, с моей точки зрения, приносит активный вред нам как личностям, так и организациям: она сообщает нам, что у нас меньше свободы, чем у нас действительно есть.

 

Вторая известная теория Адизеса — это модель предпринимательских, или управленческих типов или ролей. Нет идеального универсального руководителя с равномерным развитием «мускулатуры», говорит нам Адизес — но есть «предприниматель», есть «администратор», есть «интегратор» и еще кто-то четвертый. Не надо пытаться сделать все самому, но: если вы «предприниматель», то вовлекайте в свою команду «администратора» и «интегратора»; а если вы «администратор», то пригласите «предпринимателя» и «интегратора», и т. д. Я не люблю типологии личности и не люблю ролевой взгляд на вещи (был еще «ролевик» Белбин, на которого многие ссылаются): мне кажется, что это попытка сплюснуть многообразие и уникальность человеческих личностей и расфасовать их в «коробочки». Мне кажется, это тоже неправда. Любой «предприниматель» может в любой момент стать «администратором», а любой «администратор» «интегратором». Я бы с гораздо большим энтузиазмом призвал попристальнее взглянуть на этот потенциал личности преобразиться, поменять амплуа, чем замалчивать этот потенциал, и делать вид, будто мы некие химические элементы со своими объективными, не зависящими от нашего решения характеристиками. Не прописаны наши роли нигде на небесах, но есть лишь мы, конкретные люди с конкретными поступками. Мы не актеры, играющие роли, но каждый из нас режиссер.

 

Возможно, я несправедлив к автору. Буду признателен, если вы переубедите меня, друзья.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
240
Войти
в библиотеку компании