Почему развалился Советский Союз — II. Дискуссия о главной цели бизнеса с Виктором Вальчуком

Некоторое время назад я написал маленькую заметку о том, почему развалился Советский Союз. В ней я предложил и кое-как обосновал очень простой тезис: Советский Союз развалился из-за того, что в нем не было прибыли. Советский Союз «работал вхолостую», не создавая экономической ценности. Ссылка на исходную заметку: http://стратегическаясессия.рф/почему-развалился-советский-союз,-и-как-не-повторить-его-судьбу

 

Как подчеркнул в своем интервью журналу HBR председатель Сбербанка Герман Греф, русский стиль менеджмента «результативен, но не эффективен». Советский Союз был апофеозом русского стиля менеджмента. Результат ради результата. Результат любой ценой. Пусть даже затраты превысят по ценности результат, но результат у нас будет, пропади все пропадом!

 

Заметка привлекла некоторую долю критики. В частности развернулась дискуссия с известным уральским специалистом по управлению Виктором Вальчуком. Ссылка на произошедшую дискуссию: https://www.facebook.com/Pecherin/posts/1775598359158947

 

Прежде всего Виктор Васильевич выдвинул тезис о социальной ответственности как о преобладающей мотивации великих предпринимателей. Великие действуют вовсе не ради прибыли, но ради общественной ценности, общественной миссии! И Советский Союз развалился вовсе не от отсутствия прибыли, а от того, что «кое-кто в верхушке променял ее на собственную прибыль». Расскажите о тождественности создания ценности и извлечения прибыли «своему деду, который дал вам такую ценность как жизнь», не получив при этом никакой прибыли, подчеркнул мой оппонент. Расскажите об этом гению Григорию Перельману, разрешившему вековую математическую загвоздку человечества, но отказавшемуся при этом от денежного вознаграждения.

 

Но давайте рассмотрим не мотивацию великих деятелей, а следующий простой пример. Если предприятие приносит не прибыль, а убыток — берет из экономики ресурсов, например, на 100 рублей, а возвращает продукта на 99 рублей — то это предприятие, какую бы ценность оно ни создавало, сжигает общественные ресурсы. Обществу было бы выгоднее, если бы этого предприятия не было. Именно так Советский Союз съел самого себя, так что в богатейшей ресурсами стране на полках стоял лишь уксус. Ценность, создаваемая деятельностью, не ценна сама по себе, сферическая в вакууме. Из ценности нужно вычесть альтернативную стоимость используемых ресурсов! Какой показатель позволяет это сделать? Прибыль!

 

(Фактически, прибыль есть нетто-ценность, создаваемая предприятием. В советской системе за нетто-ценность никто не отвечал, она была всем безразлична. На затраты было всем плевать. «Любой ценой». Советский Союз был «имитацией бурной деятельности», разгульным нетто-уничтожением ценности.)

 

Оппонент указывает на то, что, при всей необходимости прибыли, предприятие должно прежде думать о создании ценности для общества, а не о прибыли. Прибыль необходима, но не достаточна. Если в первую очередь думать о прибыли, а не о ценности для общества, то на прилавках появится «колбаса без мяса, масло не из молока». И Советский Союз, подчеркнул Вальчук, развалился вовсе не от отсутствия прибыли, а от ее переизбытка, заработанного на легкой нефти.

 

Но ведь колбаса без мяса и масло не из молока возможны только на государственном предприятии — там, где никто не думает о прибыли! Колбаса без мяса is bad for business! Ведь покупатель не придет во второй раз. Адам Смит обронил ставшую классической реплику именно на эту тему: «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов». 

 

Я согласен с Виктором Вальчуком в том, что предприятие должно думать о создании ценности для общества. Весь вопрос в том, что есть ценность для общества. С моей точки зрения, ценность для общества состоит в прибыли: ведь из ценности конечного продукта должна быть вычтена ценность затраченных на производство этого продукта общественных ресурсов. Если ресурсов тратится больше чем величина ценности продукта, т. е. предприятие несет убытки, а не прибыль, то такое предприятие в самом прямом смысле уничтожает благосостояние общества: берет у общества больше ресурсов, чем отдает.

 

Такое «эгоистичное», «загребущее» предприятие получается! Как это ни странно, вопреки всем нашим интуитивным представлениям, именно прибыль является «альтруизмом» предприятия, превышением отдаваемого над забираемым.

 

А «браконьерство», «колбаса без мяса», действие предпринимателя вопреки собственным долгосрочным интересам развивается в условиях неконкурентности рынков и незащищенности частной собственности. Жулики процветают там, где рынками управляет не открытая конкуренция, а серые договоренности, административный ресурс. Предприниматель причиняет зло клиенту, «режет курицу, несущую золотые яйца», «выжигает почву» — только там, где у предпринимателя эту почву могут в любой момент отнять волюнтаристским кулуарным решением. Рвачество, воровство, «временщичество» развивается в условиях «блатной» советской экономики — там, где главный не клиент, а чиновник в министерском кабинете.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
441
Войти
в библиотеку компании