Почему сегодняшний день не произошел вчера?

Некоторые руководители сдерживают развитие своего бизнеса, разговаривая со своей командой языком претензий и обвинений, а не языком новых возможностей.

 

На прошлой неделе обсуждали с заказчиком промежуточный продукт нашей работы по подготовке стратегической сессии — так называемый лонг-лист «гипотез о возможностях» кратного развития компании. Данный документ формируется по итогам специального «возможностного» интервьюирования нескольких десятков ключевых людей в команде и состоит из серии прибыльных и не очень прибыльных идей сотрудников о том, что компания могла бы «начать делать иначе».

 

И наш заказчик на всем протяжении процесса обсуждения этого списка — а это был перечень из почти 200 пунктов — «перебирал косточки» своим людям. А почему, говорит, они вот этой конкретной идеи, которую мечтательно называют, все еще не сделали? Почему они до сих пор не воспользовались вон той замечательной возможностью? Почему необходимо затеивать целую стратегическую сессию для того, чтобы люди фактически начали делать свою работу?

 

«У вас есть идея о том, как лучше обслужить клиента? Почему вы до сих пор ее не воплотили в жизнь? Вы знаете, как повысить производительность? Почему же до сих пор не повысили? Чего вы ждете?» — вот, фактически, к чему сводится реакция нашего заказчика, опытного предпринимателя, на стратегическое мышление, продемонстрированное его командой.

 

У меня в связи с этим есть такой риторический вопрос: а почему сегодняшний день не произошел вчера?

 

Мне представляется в корне неправильным обвинять человека в том, что он видит еще не воплощенные в жизнь возможности. Дело в том, что человек всегда находится в развитии: его замыслы превышают его фактическое состояние. Человек внутренне никогда не равен своим реально осуществляемым действиям, но всегда устремлен дальше и выше. Человек, который полностью соответствует своим устремлениям — мертв.

 

Можно ставить человеку в пику то, что он не соответствует собственным устремлениям, собственным представлениям о прекрасном, должном и целесообразном. А можно похвалить его за наличие этих хороших устремлений. И можно помочь ему их воплотить в жизнь.

 

Не надо обвинять сегодняшний день в том, что он не является вчерашним днем. Не надо требовать, чтобы все наши возможности непременно были уже заранее воплощенными. Ведь смысл понятия о возможности включает невоплощенность этой возможности: воплощенная возможность является не возможностью, а действительностью. Требуя уже-реализованности всех бизнес-идей, мы фактически исключаем возможности как таковые.

 

Особенно не следует так мыслить и так действовать в отношении к личности — потому что в этом случае мы радикально недооцениваем «актив» под названием «личность» и не понимаем действительную «структуру» этого «актива». В этом случае мы отказываем личности в праве на развитие. Не отказываем ли мы в этом случае в праве на развитие и самой организации тоже?

 

Наиболее конструктивным представляется «отчертить черту» и перестать вести разговор о том, что должно было произойти вчера. Следует прекратить «охоту на ведьм», прекратить говорить языком претензий друг другу — а вместо этого сфокусироваться на обсуждении конкретных вариантов выбора, которые реально открыты перед нами. А реальные варианты выбора, открытого нам, состоят в наших возможностях начать действовать иначе сегодня и завтра. Если и когда вы начнете вести внутреннее общение с командой исключительно в данном ключе, исключительно в данном наклонении — в вашей компании начнут происходить чудеса. Разговор о возможностях раскрепощает волю и стимулирует инновации, потому что разговор о возможностях отвечает устройству человеческой личности. А претензии и обвинения умаляют личность, провоцируют защитную реакцию и отбивают желание экспериментировать.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
216
Войти
в библиотеку компании