Принцип торговца

Почему рыночные взаимоотношения являются нравственным идеалом и предотвращают и упреждают конфликты.

 

Когда я говорю о том, что у меня ни с кем нет конфликтов, люди смотрят на меня с небольшой оторопью и не знают, как на это реагировать. Что значит «нет конфликтов», как такое может быть, когда «вся жизнь борьба», вы что, ненормальный — практически слышу, как они внутренне «крутят пальцем у виска» в ответ на мое оголтелое утверждение. Как нет конфликтов, когда жизнь человеческая есть непрерывная грызня с домочадцами и соседями, с коллегами и начальством, с клиентами и поставщиками, с друзьями и знакомыми, с участниками дорожного движения, с государственными органами и братскими народами?

 

Но у меня действительно нет ни с кем конфликта. Мне ничего не нужно от людей. Много лет назад я сформулировал свой принцип взаимодействия с представителями человечества. Он звучит следующим образом: «Я не хочу от человека ничего такого, чего он сам от себя не хочет».

 

Есть такая культовая русско-американская писательница — советская студентка, сбежавшая от власти большевиков в Соединенные Штаты Америки в 1925 году, по имени Алиса Розенбаум — гораздо более известная широкой общественности под своим писательским псевдонимом Айн Рэнд. Айн Рэнд многие недооценивают как мыслителя. Многие ее терпеть не могут из-за ее назидательного и высокомерного «механического», небогатого на художественные достоинства стиля. И вместе с тем она сумела сказать о свободе нечто, что никто до нее не сумел адекватно выразить.

 

«Принцип торговца», сформулированный Айн Рэнд, гласит: «Нет никакого конфликта интересов между людьми, которые не желают незаработанного, не приносят жертв и не принимают их, которые взаимодействуют друг с другом как торговцы, отдавая ценность в обмен на ценность». («Атлант расправил плечи»)

 

Я не желаю незаработанного. Я не приношу жертв и не принимаю их. Если мне что-то нужно от другого человека, я не требую этого, но в первую очередь сам создаю для этого человека ценность, чтобы он сам захотел мне дать то, что я хотел бы от него получить. «Принцип торговца» — это не принцип блюдения собственных меркантильных интересов над всем прочим, это высокий моральный идеал человеческих взаимоотношений, основанный на уважении человеческого достоинства. Фундаментальный нравственный закон, лежащий в основе «принципа торговца» Айн Рэнд — это категорический императив Иммануила Канта: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству». («Основоположения метафизики нравов»)

 

Именно и только на капиталистическом рынке — который построен всецело из добровольных взаимовыгодных взаимоотношений, и никогда из «добровольно-принудительных» повинностей, выполняемых «на благо социума» — соблюдается категорический императив Канта. Только при капитализме каждый человек всегда является целью сам по себе, но никогда лишь средством удовлетворения целей других, лишь ресурсом для общественного прогресса, которому будет указано родиной, где и как собой пожертвовать. Только при капитализме человек никогда не является только лишь средством: рыночная сделка всегда добровольна, а значит, она всегда взаимовыгодна, и каждая из ее сторон выступает как цель, а не просто как средство. Именно рынок воплощает кантовский идеал человечества как «царства целей».

 

Многие смеются над Айн Рэнд, но на наш взгляд они поступают опрометчиво — ведь при этом они смеются над доброй волей как принципом взаимодействия между людьми. Именно рэндовский принцип торговца воздает должное достоинству человеческой личности и ставит его во главу угла. Отступление от этого принципа чревато порабощением. Обратите внимание, к чему призывают те, кто призывают к отказу от него. Они призывают к: (1) стяжанию незаработанного, (2) к жертвоприношению и к питанию жертвоприношениями, (3) к потребительскому отношению к людям.

 

Айн Рэнд предупреждает против тех, кто воротит нос от принципа торговца — это и есть истинные эксплуататоры человека, которые под разговоры об общем благе и о нравственной высоте альтруизма, мечтают о человеческих жертвоприношениях.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
301
Войти
в библиотеку компании