Расцвет BDSM в престарелых организационных структурах

Не развращаете ли вы своих сотрудников и свою компанию точностью и верностью своих управленческих решений? Не развращают ли ваши сотрудники вас как руководителя — потворствуя и даже наслаждаясь тем, как вы волюнтаристски принимаете решения за них?

 

Вчера проводили презентацию для одной заслуженной 25-летней компании. Для организаций это немало, особенно в России, с нашим молодым капитализмом. Мы ожидали, что столкнемся с определенными особенностями, присущими подобным компаниям, но не ожидали, что психологический возраст компании окажется настолько «престарелым».

 

Люди — топ-менеджеры компании — сидели на презентации просто «зашуганные». Боялись отвечать на простейшие вопросы, не несущие для них ровно никакого риска. Такое ощущение, что, спроси у них, сколько будет дважды два, и они скорее уйдут длительно совещаться между собой, чем ответят — настолько, по всей видимости, велик среди сотрудников даже высшего звена страх совершить ошибку, «сказать не то». В углу незаметно просидел основатель компании и, как я понял, невидимыми путами своего воздействия держал всех «за грудки».

 

Моей первой реакцией по итогам этой встречи был немой внутренний вопрос: да что он, основатель, рычит там на сотрудников что ли, что они такие пуганые? Что нужно делать с людьми в застенках, чтобы они как шелковые ходили по струнке?

 

Нет, сказал мой коллега и партнер Евгений Печёрин, этого вовсе не требуется. Скорее всего, просто жизнь сложилась так на протяжении лет, что именно решения этого человека оказались выигрышными для компании. И компания привыкла к этому. И теперь все просто сидят и ждут его решения — надеются изо всех сил, что самим ничего решать не придется, и что директор им «на блюдечке» принесет победу в готовом виде.

 

Не компания, а съезд КПСС какой-то.

 

Люди жалуются на начальство и на «давление сверху» — но, одновременно с этим, как же они любят это начальство и его давление! Беззаветно! Ведь оно избавляет от бремени самостоятельного принятия решений и ответственности. Дело не просто в садизме начальства. Дело в мазохизме сотрудников.

 

Но разве это не дисфункционально? А кто отвечает в такой компании за экспериментирование? Если люди только сидят и ждут, что им скажут, что делать, а собственного мнения не имеют — наслаждаются тем, что его не имеют, боятся его иметь, и наслаждаются тем, что боятся его иметь — то на что такая компания может надеяться? Не может же управленческая гениальность одного человека компенсировать беспомощность и пассивность всей остальной команды бесконечно. В какой-то момент она иссякнет, в какой-то момент этот человек, сколь бы он ни был гениальным, совершит ошибку — и что тогда?

 

В конце мероприятия директор вышел и сообщил команде основное направление развития компании — нужно уточнить должностные инструкции. И люди безропотно это приняли и разошлись. Вот и весь разговор о стратегии.

 

Старость — это не дряхлость, не одряблость, не немощность. Старость — это потеря гибкости. Потеря инновационности. Потеря потребности и способности к поиску. И, оказывается, если вы компания, то в 25 лет можно быть глубоким — и морально падшим — стариканом.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
555
Войти
в библиотеку компании