Сверхпреимущество

Есть конкретные источники преимуществ на рынке, а есть «эликсир вечной рыночной молодости» — сверхспособность, сообщающая ее обладателю сверхпреимущество. И директора по персоналу, и специалисты по бизнес-стратегии, и древние мудрецы говорят об одном и том же секрете успеха, об одном и том же ключе к мирозданию.

 

Недавно один директор по персоналу в одной из диверсифицированных компаний-холдингов рассказала нам о том, как меняется процесс подбора и отбора персонала в их компании. Раньше, сказала руководитель, компания подбирала персонал по наличию технической квалификации — обладанию соответствующими дипломами, сертификатами, знанию ГОСТов и проч. Сейчас же, по прошествии ряда лет, подчеркнула руководитель, компания опытным путем, методом проб и ошибок перешла к совершенно другой системе. Сегодня компания подбирает персонал на соответствующие позиции не по техническим знаниям и навыкам, а по такой общечеловеческой компетенции как способность учиться. Любые технические знания и умения человек, умеющий учиться и способный развиваться, способен приобрести. А тот, кто — пусть даже и в совершенстве — владеет лишь конкретными профессиональными вопросами, но не способен учиться и развиваться, замкнут и ограничен, и, чуть только сменятся требования к должности, моментально «потеряет хватку» и «сойдет с дистанции».

 

Абсолютно зеркальный сдвиг происходит и в бизнес-стратегии — скорее всего, это не новость для регулярных читателей нашего сайта, для директоров по развитию и профессиональных стратегов. Как известно, ресурсный подход к стратегии изначально фокусировался на построении стратегии вокруг ключевых компетенций, или критических «ядровых» технологий, которыми обладает та или иная компания. Но постепенно ресурсный подход эволюционировал: он переключился от поиска «ценных, редких, неимитируемых и высоко организованных» (valuable, rare, inimitable and organized, VRIO) ресурсов — в сторону поиска так называемых «динамических компетенций» (dynamic capabilities). Ценность, редкость, неимитируемость и высокую организацию любого конкретного ресурса легко «смывает в море» шквал изменений. Чем бы вы ни обладали — время работает против вас, и рано или поздно у вас это преимущество отнимет. Единственная компетенция, которая позволяет одержать над этим процессом верх, говорят гуру — это способность учиться и приобретать новые компетенции (концепция «обучающаейся организации»). Самая главная технология, говорят они, это способность рождать новые технологии. Если у вас есть подобная сверхспособность, подобное сверхпреимущество, то «мир ваш», вы сумеете приобрести любые конкретные компетенции или технологии — каковые уже и дадут вам искомое конкретное конкурентное преимущество.

 

Как мы видим, в обеих сферах произошел сдвиг от поиска конкретных способностей к поиску мета-способности, мета-компетенции — заключающейся в способности приобретать способности и компетенции. На первый взгляд, подобный сдвиг от статичных компетенциям к динамическим компетенциям кажется новейшим веянием, «передним краем» развития человечества. Но открыв недавно случайно платоновского «Менона», я поразился общности вещей. Как вы, возможно, вспомните, в этом древнем философском диалоге обсуждается природа добродетели. Сократ там терзает своего собеседника, экзаменуя его на предмет того, что есть добродетель. И какое бы качество человеческой души они ни принялись обсуждать — справедливость ли, умеренность ли, смелость ли, интеллект ли или щедрость и проч. — они приходят к выводу, что в одних случаях это качество будет приносить добро, а в других нет. Смелость не всегда может быть хороша: в каких-то случаях она будет неуместным безрассудством. Умеренность не всегда хороша: в каких-то случаях она может навредить — и так далее. И Сократ делает обобщающий вывод — добродетель состоит не в каком-то конкретном качестве или качествах души — а в «мета-качестве», в «мета-способности». И заключается это «мета-качество», эта «мета-способность» не в чем ином как в знании того, когда то или иное конкретное качество или проявление души будет полезным, а когда вредным. Добродетель в конечном итоге заключается в знании, или мудрости — каковая уже и «модерирует» и руководит проявлением всех остальных человеческих качеств. Добродетельный человек — это не добрый человек, и не смелый человек, и не честный человек. Добродетельный человек — это человек, который во всем следует разуму.

 

Фактически, две с половиной тысячи лет тому назад Сократ уже сформулировал истину — отдельные навыки и компетенции ничего не дают, если они оказываются не уместны и не применимы в конкретной ситуации. А ценнее всего, эффективнее всего оказывается способность эффективно действовать в условиях неопределенности — способность определить, какой навык или какая компетенция принесут максимальную пользу в той или иной ситуации. Мудрость, или знание, по Сократу — это чуткость к условиям деятельности, чуткость к тем особенностям, которые нивелируют наши подходы и навыки и требуют совершенно другого, нежели чем то, к чему мы привыкли. Подлинную эффективность — сверхпреимущество — нам сообщает не та или иная привычка или навык, но «привычка не быть связанным привычками», «привычка менять привычки», инновационность, переосмысление и обновление.

 

Алексей Пан

 

Хотите узнать больше об инструментах стратегического развития, и о главном среди них — стратегической сессии?

Подпишитесь на нашу рассылку

Присоединяйтесь к сообществу «Директор по развитию» в фейсбуке: директорпоразвитию.рф

Присоединяйтесь к Telegram-каналу «Директор по развитию»: https://t.me/Chief_Strategy_Officer

Войти в библиотеку компании
525
Войти
в библиотеку компании