Стратегия организации и индивидуальный смысл жизни

По итогам формулирования стратегии организации каждому участнику необходимо ответить на один фундаментальный вопрос. Если у вас нет ответа на этот вопрос, стратегическую сессию можно было и не проводить. Более того — если у вас по жизни никогда нет ответа на этот вопрос, то стоит ли ваша жизнь того, чтобы ее жить?

 

Традиционно мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» в конце стратегических сессий, которые мы помогаем проводить нашим клиентам, просим каждого участника коротко высказаться по следующим двум темам:

  1. 1) Что я получил от прошедшего мероприятия?
  2. 2) Что я теперь буду делать иначе в своей работе?

 

Вроде бы простые вопросы, но недавно с ними, точнее, с одним из них возникла проблема. На одной из последних стратегических сессий в окологосударственном учреждении мы практически не услышали в ответ на второй из этих вопросов чего-либо внятного — но только молчание, «экание» и «мэкание» и смущенный смех. Все как один участники в основном разводили руками, давая понять, что лично от них мало что зависит, что изменения должны придти «сверху», «сбоку», «снизу», откуда угодно, но только не от них. Каждому кажется, что решения зависят не от него. У каждого участника орда начальников, смежников и подчиненных, довлеющая над ним и вокруг него, «гидра» бесконечных согласований и утверждений.

 

Однажды на железной дороге я столкнулся с удивительной ситуацией. Есть корпоративные требования и компетенции, которые предписывают всем сотрудникам железной дороги идеальную модель поведения — целеустремленную, ориентированную на достижения, эффективную, лидерскую и т. д. — нужную, исходя из стратегии развития компании. А есть те навыки и способы поведения, которые «реально работают». И когда мы посмотрели не на то, что предписывается, а на то, что реально работает, то самым главным навыком, самой ключевой компетенцией оказалось «выживание в бюрократическом механизме». Люди в государственных и окологосударственных бюджетных структурах живут под страшным гнетом контроля и бюрократической отчетности, и не видят продыху.

 

И вместе с тем, проблема здесь далеко не только объективная. Проведя не так давно опрос в коммерческой компании мы получили очень интересные ответы: «Наша компания должна поменять свои подходы к работе» — 5 баллов. «Я и мое подразделение должны поменять свои подходы к работе» — 1 балл. Фактически, люди сказали: «Да, мы должны поменяться, но только не я». И так сказали вообще все! Каждый из участников, каждый из отделов указал на своих коллег как на источник потенциальных изменений, но не на самого себя. И это абсолютно негосударственная, частная структура, где нет никакой бюрократии, где высшая инстанция, собственник, свой парень, вот он, в соседнем кабинете, и мы с ним все алкогольные напитки пьем на новогодней вечеринке и анекдоты травим.

 

Слишком часто мы, люди, считаем ответственными за изменения и развитие других людей, а не самих себя. И если вы думаете, что это психологическая особенность тех, кто не обладает статусом и властью, а те, кто статусом и властью обладают, считают ответственными за изменения именно себя, поспешу вас разочаровать. Президент нашей страны Владимир Владимирович Путин, облеченный верховной властью, считает ответственными за пенсионную реформу других лиц. Это они, другие, ее придумали и реализуют, а я вообще не в курсе, со мной не обсуждали, утверждает президент, вернее, его пресс-секретарь.

 

У лауреата Нобелевской премии французского писателя Жана-Поля Сартра есть понятие «ложной веры». Оно обозначает внутреннее состояние субъекта, притворяющегося объектом. Это переживание человека, который настолько вживается в свою роль, что забывает о том, что он человек, и начинает думать, что он роль, что роль реальна, и что роль принимает решения, а не он сам.

 

Именно в связи с тем, как эффективно мы люди, избавляемся от ответственности за изменения и скидываем ее на других, на общество, на распределение ролей, именно в связи с тем, как эффективно мы бросаемся все согласовывать и получать разрешения отовсюду, именно в связи со всем этим я не верю в согласованную стратегию. Именно поэтому я не верю в государство, не верю в большие структуры, но только в частную собственность и в небольшие компании. Согласованные действия — это болото. Стратегия — это не консенсус. Стратегия — это индивидуальный акт, либо вообще ничто. Стратегия атомарна, либо она безответственна.

 

Самый главный вопрос, на который нужно ответить каждому по итогам формулирования стратегии: «Что я теперь буду делать иначе в своей работе?». Если у вас нет ответа на этот вопрос, зачем вы живете, зачем вы влачите? Зачем вы изо всех сил делаете вид, что от вас ничего не зависит? Думаете, от этого будет счастье вам и благо всему человечеству?

 

Алексей Пан

 

Хотите узнать больше об инструментах стратегического развития, и о главном среди них — стратегической сессии?

Присоединяйтесь к сообществу «Директор по развитию» в фейсбуке: директорпоразвитию.рф

Присоединяйтесь к Telegram-каналу «Директор по развитию»: https://t.me/Chief_Strategy_Officer

Войти в библиотеку компании
266
Войти
в библиотеку компании