«Умирай» в каждый конкретный момент времени

Занимайтесь «важным несрочным», закладывайте фундамент завтрашнего дня — увещевают гуру. Но есть и еще более глубокий уровень деятельности.

 

Обычно считается, что смысл жизни, цель жизни — состоит в будущем. Но меня такая трактовка не устраивает с детства. Ведь если смысл моей жизни в будущем, но сегодня я, предположим, неудачно вышел на улицу, и мне на голову неудачно, летально упал кирпич — то что же, получается, моя жизнь теперь не имела смысла?

 

Как-то давно отец рассказал притчу о человеке на смертном одре. Этот человек говорит: «Я умираю. Мне уже ничего не дано будет понять. Следовательно, я понял все». Понимаете, мы не можем отказать этому человеку в том, что он понял жизнь! Он умирает — он охватил жизнь. В связи с этой ситуацией, по причине этого человека на одре, я долгое время был уверен: смысл жизни состоит в прошлом, смысл жизни всегда, на каждый момент времени исполнен. Кирпич не отнимает у моей жизни ее смысла, потому что в момент его приземления на мою голову — как и в любой другой момент — смысл моей жизни реализован.

 

Постепенно же мне открылось настоящее, «миг между прошлым и будущим», «сейчастье», как его называет Виктор Пелевин — тот ареал, в пределах которого я могу действовать — говорить слова и совершать поступки, которые зависят от меня и только от меня. Настоящее, «сегодняшний день», «понедельник» есть моя зона ответственности. Все остальное за пределами настоящего, «вторник и вся оставшаяся жизнь» — равно как и весь багаж прошлой жизни — это отвлечение внимания от того, что по-настоящему имеет значение.

 

Carpe diem, говорили древние, «лови день». «Не заботьтесь о завтрашнем дне», — призывал Иисус (Матф. 6:34). Отсутствие заботы о завтрашнем дне означает не безответственность, но наоборот — заботу о по-настоящему значимых, подлинно глубинных причинно-следственных связях, заботу о реальностях, превосходящих наш ограниченный, «зашоренный» взгляд на завтрашний день. Не заботиться о завтрашнем дне означает — не откладывать на завтра.

 

Фактически, следует говорить о двух категориях «важного несрочного»: «ближнее важное несрочное» — то, что мы «простреливаем» в формате целенаправленной деятельности; и «дальнее важное несрочное» — скрытое от нашего целенаправленного воздействия пеленой непредсказуемости, но от этого ничуть не менее значимое.

 

«Дальнее важное несрочное» — это, например, говорить правду в лицо тирану; да и вообще говорить правду тогда, когда это нам не выгодно. (Как говорится, «меньше всего лгут не тогда, когда для этого меньше всего поводов, но тогда, когда меньше всего лгут».) Джордано Бруно, который предпочел быть сожженным на костре, нежели чем отказаться от своего убеждения о бесконечности Вселенной, являет своим поступком яркий пример «отсутствия заботы о завтрашнем дне» — каковое суть подлинная забота о по-настоящему важных вещах, превосходящих даже и узко понимаемый завтрашний день. Своим принципиальным поведением Джордано Бруно подтолкнул людей к истине и задал нам всем высокую планку.

 

Именно поэтому «стрекоза превыше муравья», ведь за спонтанностью ее действий скрыта забота о подлинно значимом, о «важном бессрочном». Расчет и смекалка муравья наверное помогут ему пережить сезон, но вряд ли преисполнят его жизнь особым смыслом. Именно стрекоза способна совершить подвиг. Муравей же настолько поражен заботой о завтрашнем дне, что не способен к настоящей (во всех смыслах) ответственности.

 

Особенно же настоящее, «сегодняшний день», «понедельник», «сейчастье», действие в соответствии в принципом, а не в соответствии с планом и расчетом — становится важным в текущей непросчитываемой и турбулентной среде. В мире «черных лебедей», в мире VUCA — в мире нестабильности (volatility), неопределенности (uncertainty), сложности (complexity) и неоднозначности (ambiguity) — как никогда становится уместным «ловить день», а не строить замки на песке. В силу господствующей неопределенности принципы побеждают расчет.

 

Но как сделать это? Как же проявить подлинную ответственность прямо сегодня, без откладывания на завтра?

 

Готовься к смерти, «назначь дату своей смерти», говорят нам гуру. Но я бы сказал иначе: умирай в каждый конкретный момент времени — и, если соблаговолят высшие силы, заново рождайся в следующий. Как пишет Марк Аврелий: «Ты мог бы покинуть жизнь прямо сейчас. Позволь этому определить свои поступки, слова и мысли» («Размышления» 2:11).

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
214
Войти
в библиотеку компании