Хвост вертит собакой, или О стратегическом превосходстве второстепенного над главным

Раз за разом убеждаешься, что первоприоритетно в стратегии вовсе не то, что считается первоприоритетным — но судьбоносные мелкие действия и события, о которых никто никогда бы и не подумал, что они имеют значение.

 

Одна знакомая торговая компания — загребая деньги лопатой за счет своей оптовой торговой деятельности — ради PR-акции купила красивое иностранное оборудование и поставила его у себя в офисе в качестве декорации, диковинки, привлекающей клиентов. Но после кризиса 2014 года, когда рухнул рубль, закупать продукцию за рубежом вдруг в одночасье стало совершенно невыгодно. И торговая компания превратилась в производственную: она стала сама производить продукт из сырья на собственном — слава Богу, случайно имевшемся и случайно оказавшемся крайне кстати — оборудовании. То, что было хохмочкой, вдруг превратилось в основное средство производства, которое помогло компании сменить амплуа, выстоять в кризис, удержаться на рынке.

 

Если бы не было ничем не мотивированного каприза собственника в сытые жирные годы купить ради украшения промышленное оборудование и поставить его в торговом зале — компании бы уже давно не существовало.

 

Другая знакомая компания, не имевшая абсолютно никакой связи со строительными и околостроительными отраслями, получила в бартерную оплату за оказанную услугу продукт, незнакомый строительный материал. Пришлось наловчиться и продать этот продукт, чтобы выручить свои деньги. И это оказалось вовсе не столь тяжело и невыгодно. Компания вошла во вкус — начала сначала торговать, а потом производить этот строительный материал. Сегодня эта компания является одним из российских лидеров в производстве этого материала и задумывает зарубежную экспансию.

 

Если бы не было этой дурной сделки, в которой компания, негодуя, вместо денег получила «подарок» в виде незнакомой продукции, с которой совершенно непонятно что делать, компания сегодня была бы в лучшем случае тенью своих текущих достижений, она бы прожила совершенно другую, гораздо менее яркую бизнес-жизнь.

 

Малые действия, малые шаги, малые происшествия — судьбоносны. Path dependency, «заданность траектории» — так обозначают это явление специалисты по стратегии. Достижения сложно копируются, потому что они зависят от «случайных» и вроде бы никак с ними не связанных событий и действий в прошлом — о которых тогда в прошлом, когда они происходили, никто не думал, что они будут иметь такие последствия.

 

Одно неосторожное движение, и вы отец.

 

В связи с этим хочется немного подкорректировать теорию Нассима Талеба. Что если не громогласные события, не «черные лебеди» вершат нашу судьбу — а мелочи, судьбоносные детали?

 

Можешь не париться по поводу мелочей, если ты прав в главном, говорит Конфуций. Что если Конфуций ошибается?

 

Что если верный взгляд на вещи скорее таков: «Можешь не париться по поводу главного, если ты прав в деталях».

 

Мы завороженно «бьемся с драконами», с главными приоритетами, занимающими все поле нашего зрения — в то время как нами верховодит дьявол деталей, на которые мы совершенно не обращаем внимания.

 

Стивен Кови демонстративно смакует в своих видеообращениях, как в сосуд помещается гораздо больше камней, если вначале класть главные, большие камни — и лишь затем маленькие камни, и только потом сыпать песок. First things first, «главное внимание главным вещам»! Но вся «стратегия больших камней», «стратегия главных вещей» Стивена Кови зиждется на предпосылке о том, что мы заранее можем сказать, какие именно камни большие, а какие маленькие, какие вещи главные, а какие не столь главные. А что если мы не можем этого сказать?

 

Да, конечно, следует уделять внимание «важному несрочному». Но ведь фокус на «важном несрочном» нисколько не меняет наших базовых предпосылок, наших имеющихся фундаментальных приоритетов. Что если фокус на «важном несрочном» недостаточно радикален и недостаточно стратегичен? Что если стратегия — это не просто усугубление имеющихся приоритетов, усиленная подстройка наших действий под наши главные приоритеты — но переоценка и переопределение самих наших главных приоритетов? Что если особое стратегическое внимание следует уделять именно «неважному несрочному», «мелочам», «песчинкам», «ерунде» — тому что абсолютно деприоритизировано в нашей текущей картине вещей — но на деле имеет определяющее значение?

 

Что если нам всем следует «париться по поводу мелочей»? Что если стратегические сессии следует проводить из-за мелочей? И стратегию следует формировать из мелочей?

 

Что если настоящая стратегия — это определение тех второстепенных деталей и нюансов, которые мы, вопреки всем здравомыслящим оценкам со стороны общества, объявляем первостепенными для нас и ставим во главу угла?

 

Ведь, в конце концов, большое и главное — уже и так большое и главное, ему, большому и главному, некуда расти. А у маленького и незаметного есть максимальный потенциал к росту и преображению.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
280
Войти
в библиотеку компании