Чернобыльская модель управления

Впечатления профессионально деформированного человека от многосерийного фильма «Чернобыль».

 

Какой-то гуру рассказывает поучительную историю. У торговца коврами на одном из ковров возник бугор. Торговец встал на этот бугор и втоптал его в землю — но бугор вскочил уже в новом месте. Торговец встал на это новое место. Так продолжалось до тех пор, пока, наконец, из-под ковра не выползла змея и не ужалила торговца.

 

Весь мир неотрывно смотрел эти последние недели феноменальный по своей художественной силе и кинематографичности пятисерийный фильм «Чернобыль», созданный под эгидой американской телекомпании HBO Йоханом Ренком и Крэйгом Мазином. Много спето дифирамбов этому сериалу — в одночасье ставшему самым рейтинговым за всю историю телевидения — но так же, насколько я понимаю, есть и недовольство: фильм настолько правдивый, искренний, «припечатывающий», что некоторым это не по душе.

 

«Какова цена лжи?», — рефреном звучит риторический вопрос сквозь весь сценарий произведения. В сериале явственно показана советская система управления — ярко продемонстрировано, как «вертикаль власти», «линия партии», келейность, засекреченность принятия и исполнения решений, сверхозабоченность государственными интересами привели к краху.

 

Наш хороший друг из атомной отрасли поведал свой управленческий принцип — целенаправленно производить много мелких ошибок, чтобы не допустить одной большой. Но «Чернобыль» показывает в действии диаметрально противоположный подход — изо всех сил и сухожилий «заметать под сукно» и прятать мелкие ошибки, делая при этом каменное невозмутимое лицо — только для того, чтобы все сокрытое потом вернулось на твою голову с губительными процентами в виде огромной роковой и фатальной ошибки. Чернобыль рассказывает нам «историю о торговце коврами», написанную кровью многих и многих тысяч людей.

 

Многосерийный фильм «Чернобыль» есть не только лучшее кино о России, о моей культуре, которое я знаю, не только сага о гибели империи, не только библейская притча о лжи и безответственности, не только ода героизму спасателей — но это еще и мощный учебник менеджмента. Это наглядное пособие последствий, к которым приводит традиционная «закутковая» система управления, система принятия решений «за закрытыми дверями». Меня давно занимает тема Чернобыля как управленческого кейса, я немножко поизучал вопрос, и потому с упоением посмотрел сериал и ответственно заявляю вам, что он весьма исторически достоверный.

 

Несколько леденящих душу фактических подробностей о Чернобыльской аварии, которые более или менее емко переданы в фильме:

 

  1. (1) Заместитель главного инженера Дятлов действительно силой и давлением на операторов довел реактор до критического состояния.
  1. (2) Функция аварийного приостановления ядерной реакции (графитовые стержни) действительно самым бессовестным образом вместо остановки реакции сначала ускоряла эту реакцию. Информация об этом — и предыдущий инцидент на ленинградской атомной станции, связанный с этим! — были засекречены (!) и не известны персоналу чернобыльской станции.
  1. (3) Информация о всех инцидентах, малых и больших, систематически секретилась: одна смена по полгода не знала, с какими критическими проблемами столкнулась предыдущая смена — люди, которых они только что сменили на рабочем месте — потому что с тех тут же бралась подписка о неразглашении.
  1. (4) Директор электростанции Брюханов, много часов спустя после произошедшего взрыва сидел у себя в бункере, старательно убеждал самого себя и всех окружающих в том, что ничего серьезного не произошло, и что все находится под контролем. На поверхности люди гибли в огне и радиации, а в это время этот человек сообщал в Москву, что все в порядке.
  1. (5) C эвакуацией жителей Припяти действительно ждали до самого последнего.
  1. (6) Миру действительно ничего не сказали о произошедшей катастрофе — европейцы догадались о ней сами по выросшей радиации в атмосфере.
  1. (7) Через несколько дней после катастрофы, несмотря на то, что уровень радиации вырос в сотни раз, был приказ из Москвы как ни в чем не бывало проводить на Крещатике первомайский праздник под открытым небом с участием детей. Первому секретарю ЦК украинской компартии Щербицкому было сказано, что либо он демонстративно приведет на праздник своих внуков, либо будет исключен из партии. Дети были эвакуированы из Киева только через несколько недель.
  1. (8) После взрыва реактора ядерная реакция безостановочно и крайне интенсивно много месяцев шла под открытым небом, приближаться было нельзя даже на минуту — погибнешь. Люди были просто в отчаянии и совершенно не знали, что делать — «тушили» реакцию песком и прочими материалами, заранее зная, что это не поможет (так и было, нисколько не помогло, но лишь усугубило положение).
  1. (9) Существовал реальный шанс того, что неостановимо идущая реакция «проест» сквозь фундамент и проникнет в почву. Это могло бы быть смертоносно для всего человечества, потому что в этом случае радиация бы проникла в Днепр и затем в мировой океан, и весь мир оказался бы отравлен на сотни и тысячи лет вперед. Спасатели прилагали неимоверные усилия по предотвращению этой перспективы, и слава Господу, что этого не произошло.
  1. (10) В определенный момент, по совершенно непонятным причинам, интенсивность идущей под открытым небом ядерной реакции стала падать, и именно это позволило хоть как-то прикрыть этот ящик Пандоры, и построить вокруг этого места саркофаг, а позже еще один саркофаг.

 

Сериал «Чернобыль» на высоком художественном уровне передает беспроглядный экзистенциальный ужас чернобыльской трагедии и несет недвусмысленный моральный — и управленческий — урок для всех нас. Фильм показывает не просто всю глубину нравственного падения советской системы, но и прозрачно намекает на то, что «чернобыльская модель управления» до сих пор жива, что она сидит глубоко в нашем коллективном сердце и отравляет нашу судьбу.

 

Алексей Пан

Войти в библиотеку компании
231
Войти
в библиотеку компании