Что означают протесты в Гонконге

Дни коммунистической партии в Китае сочтены, считают некоторые наблюдатели.

 

Весной 1989 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине почти два месяца продолжались гражданские беспорядки с участием около полумиллиона человек. Коммунистическая партия рвала волосы на голове и не знала, что делать. Закончилось все тем, что с подачи председателя Дэна Сяопина верх взяла жесткая линия, и протесты были жестоко подавлены армией. В противостоянии с военными погибли сотни, если не тысячи демонстрантов. В стране строго запрещено даже упоминать об этом страшном событии, не то что его обсуждать и оценивать — и многие китайцы, особенно молодые ничего о всем этом не знают.

 

На 2019 год пришлись ряд неудобных для китайского руководства годовщин. Во-первых, это тридцатилетие «черного уикенда» — военного подавления тяньаньмэньской демонстрации. Во-вторых, в-третьих, в-четвертых, в-пятых и в-шестых — это столетие антиимпериалистического «Движения 4 мая», семидесятилетие основания Китайской народной республики, двадцатилетие расправы над религиозным движением Фалуньгун, десятилетие силового решения уйгурской проблемы и пятилетие «Революции зонтиков». Целая батарея щекотливых революционных годовщин сошлась звездами на текущий год, и воздух наэлектризован.

 

Именно в этом контексте следует воспринимать произошедшие в последние недели протесты в Гонконге — многократно превышающие тяньаньмэньские по численности — по оценкам наблюдателей на улицы вышло около двух миллионов человек. Вы видели кадры: это не было мирной демонстрацией, там было столкновение с полицией, был слезоточивый газ, были маски, были баррикады. Гонконгцы однозначно заявили о своем нежелании подчиняться Пекину.

 

Люди вышли протестовать против нового закона, позволяющего экстрадировать жителей острова на материк по уголовным обвинениям. Неужели острову так дороги свои воры, убийцы и насильники, что он готов лечь костьми, но не отдавать их материку? Дело в том, что китайскому правосудию никто не верит: Пекин направо и налево добивается тюремных сроков для политически неугодных граждан именно по высосанным из пальца уголовным обвинениям. Ведь официально заявленная политика партии состоит в том, что суд должен выполнять указания партии. Китай «ни в коем случае не должен следовать западным путем независимого правосудия», — подчеркнул председатель Си Цзиньпин несколько лет назад.

 

Руководствуясь подобными представлениями о жизни, Китай выстроил абсолютно несправедливую тоталитарную систему, массово и систематически нарушающую права и свободы людей. Почитайте леденящий репортаж «Медузы» из «концлагеря размером с провинцию», который организовала партия для неугодной уйгурской народности на северо-западе страны: https://meduza.io/feature/2018/09/18/kontslager-na-10-millionov-chelovek

 

На прошлой неделе общались с нашим давнишним клиентом, историком и социологом, и она подтвердила: да, господство коммунистической партии Китая подходит к концу. Спина верблюда вот-вот рухнет под следующей взваленной на нее соломинкой.

 

Заставляет задуматься не только болезненная реакция властей на протесты. Назначенная Пекином менеджер автономной территории Кэрри Лэм сначала объявила протесты искусственной провокацией и сравнила демонстрантов с капризными детьми — но уже через несколько дней выступила с извинениями перед жителями и заявила об отмене законодательной инициативы об экстрадиции. Показательно, что происходило за кадром всего этого шараханья из стороны в сторону. Одним из пунктов обсуждаемого закона было право властей «замораживать» активы у подпавших под закон граждан. Рынок среагировал молниеносно. Поговаривают, что высокопоставленные инвесторы стали тут же потихоньку выводить свои активы за рубеж. Процесс отъема собственности ох как знаком нам в России! Коммунистическая партия своими оголтелыми действиями легко может убить «курицу, несущую золотые яйца» в лице Гонконга, который в одночасье может потерять столь ценный для Китая статус мирового финансового центра. И это фундаментальное ограничение, с которым партия вынуждена считаться. Слава Богу, что капитализм излечивает коммунизм от его худших авторитарных проявлений.

 

Учитываете ли вы грядущие политические преобразования в Китае в своих стратегиях развития? Если коммунистический Китай сходит с арены — то ведь с арены сходит и поддерживаемая им Северная Корея. А что будет со свежеиспеченным китайским другом Российской Федерацией?

 

Алексей Пан 

Войти в библиотеку компании
159
Войти
в библиотеку компании